«Бабушка-беглянка»

 

Замечательный рассказ о том, что всё, что ни случается – к лучшему. А карма всегда сама справится со своей работой:

– Дочка, так я жду вас завтра?

– Конечно. Мы уже и сюрприз приготовили. Тебе понравится! Готовь свой фирменный пирог, – произнесла Инна в трубку.

Евгения Анатольевна положила телефон, и засобиралась на рынок. Дети не особо баловали старушку, но каждый ее день рождения обязательно приезжали в гости.

Весь день женщина хлопотала у плиты. Ей очень хотелось побаловать дочку и внучат разнообразными вкусностями.

Проснувшись рано утром, Евгения Анатольевна одела нарядное платье, сделала прическу и принялась ждать дорогих гостей.

Женщина достала с серванта конвертик, еще раз пересчитала свои сбережения и положила на стол. «Отдам сегодня детям. Пусть распорядятся деньгами по своему усмотрению», – размышляла она.

Евгения Анатольевна почти десять лет откладывала деньги для детей. Женщина старалась экономить, вязала красивые вещи на заказ и откладывала каждую копейку. Она хотела помочь зятю с покупкой машины. И вот сейчас, нужная сумма была собрана. «Генка обрадуется! Сразу начнет тещу свою ценить», – веселилась старуха.

В принципе, она была рада за свою единственную дочь. У Инны был неплохой муж, две дочери-погодки, отдельная квартира, дача. Что еще нужно для счастья? Евгения Анатольевна считала, что детям просто необходима машина, поэтому и решила помочь.

Часы показывали полдень. Старушка оставила свои раздумья и стала накрывать на стол. В 15:00 должны прийти гости. Но, дети не пришли. Женщина так и просидела в одиночестве за пустым столом до позднего вечера. «Как они могли так поступить со мной?», – заплакала она. «А что, если что-то случилось? А я, эгоистка, лишь о себе думаю!» – бросилась к телефону Евгения Анатольевна.

– Алло, – услышала сонный голос дочери.
– Инночка! Что случилось? Ничего не скрывай от меня! – дрожащим голосом произнесла старуха.
– Мама, ты на время смотришь?! – рассердилась дочь. – Ой… Прости, я совсем забыла заехать к тебе…
– Как? Как забыла? – чуть не плакала женщина. – Я два дня готовила, весь день прождала вас! А вы? Просто забыли?!
– Мама, не драматизируй! Завтра вечером заедем. У нас семья, личная жизнь, заботы, хлопоты. Замоталась совсем, – оправдывалась Инна.

Евгения Анатольевна молча положила трубку. В душе была такая пустота, что даже не хотелось плакать. Эта ночь была самой длиной в ее жизни. Старушка даже не ложилась спать. Всю ночь она просидела за праздничным столом и думала… Думала о том, что вот и пришло то время, когда стала никому не нужной.

Утром, женщина выбросила всю еду со стола, вынесла мусор. Собрав наспех небольшой чемодан, женщина вызвала такси и поехала в ближайшее турагентство.

– Добрый день! – обратилась к миловидной девушке. – Мне нужна путевка, только срочная! Могу я сегодня же уехать?
– Присядьте, пожалуйста! Конечно, сейчас что-нибудь подберем из горящих туров. Вы где предпочитаете отдыхать?
– Не знаю, – сдвинула плечами женщина. – Я никуда дальше пригорода не выезжала… В общем, мне без разницы, лишь бы побыстрее и подальше!
– Поняла. Сейчас посмотрим…- девушка уставилась в монитор. – Могу предложить вам тур в Болгарию. Курорт Золотые пески. Очень рекомендую! Уютное местечко, много зелени, бесконечные пляжи и оздоровительные центры. Отель пятизвездочный «все включено». Вылет сегодня, в 17:45. Подходит?
– Конечно! А как это – «все включено»? – не поняла женщина.
– Это система отельного обслуживания. В данном случае – завтрак, обед и ужин, входит в стоимость путевки. В общем, будете отдыхать как королева! – улыбнулась девушка.
– Супер! Очень вам благодарна! – обрадовалась старушка.

На следующий день Евгения Анатольевна читала глянцевый журнал, полулежа в просторном шезлонге на пляже. Женщина была потрясена здешней роскошью и красотой. Она даже забыла о неблагодарной дочери и о том, как ее обидели.

– Мадам, не желаете «Мохито?» – услышала приятный голос.

Евгения Анатольевна оглянулась и увидела приятного немолодого мужчину лет шестидесяти, который держал в руках два бокала с зеленоватой жидкостью.

– Что это? И почему зеленого цвета? – удивилась женщина.
– Это божественный напиток! Словами не описать. Нужно пробовать! – объяснил незнакомец.
– Алкогольный? – строго спросила Евгения.
– Совсем чуть-чуть, можно сказать, для вкуса. Пробуйте, не бойтесь! Кстати, меня Алексеем зовут.
– Евгения! – кокетливо произнесла женщина.

Алексей Степанович оказался очень приятным собеседником и веселым компаньоном. Немолодые люди имели много общего: оба были на пенсии и страдали от одиночества и тоски. Мужчина был бывшим военным и рассказывал днями байки о армейских буднях. Евгения, в свою очередь, рассказывала о школе, в которой проработала учителем младших классов тридцать с лишним лет.

Беззаботные дни пролетели очень быстро. С каждым днем Алексей с Евгенией привязывались друг к другу все больше и больше. Они не хотели расставаться, ведь вдвоем, эти люди не чувствовали былого одиночества.

– Женя, давай поженимся. Мне кажется, что я всю жизнь знаю тебя. У меня просторная квартира в столице, хорошая пенсия. Будем ходить в театры, кино… Сюда приезжать почаще, – неожиданно предложил Алексей.

– Даже не знаю… У меня ведь дочь, внуки, – произнесла женщина. Потом вспомнив, что, в принципе, не сильно нужна своим близким, погрустнела.
– Так ведь они никуда не денутся. Будут в гости приезжать к нам, а мы к ним, – не сдавался мужчина.
– Я подумаю.
– Хорошо. Только не долго, завтра мы уезжаем, – напомнил Алексей.

***

Подходя к подъезду, Евгения Анатольевна увидела объявление со своим фото. «Внимание! Пропал человек!» – прочитала в слух.

– Женя! Ты в розыске? – опешил Алексей. – Кто тебя ищет? Ты в бегах? Почему сразу не рассказала? Нужно было ко мне ехать!
– Не в бегах я! Дети, наверное, ищут… – опустила голову женщина.
– Как? Ты не сказала, что уезжаешь?
– Нет! Это никому не интересно было, – с обидой сказала Евгения.

В этот момент из подъезда вышла Инна, дочь Евгении Алексеевны. Увидев мать живой и здоровой, более того, загоревшей и в модных шортах, Инна потеряла дар речи.

– Мама?! Ты откуда? Где ты была? – пустилась на крик.
– Отдыхала. А что? Нельзя? – невозмутимо произнесла старушка.
– Мы всю полицию на ноги подняли, весь город ищет тебя. Все больницы, морги обзваниваем каждый день! А она – отдыхает, видите ли!
– Не дождетесь! У меня тоже семья, заботы и личная жизнь. Познакомься, мой жених Алексей Степанович!

Инна растерянно смотрела то на мать, то на «жениха».
– Я не поняла. Что происходит? – обратилась к мужчине. – Вы кто?
– Будущий супруг вашей матери! А в чем, собственно, дело? Инночка, вы что-то имеете против? Не хотите, чтобы Евгения была счастлива? – прямо спросил мужчина.
– Хочу, конечно… Просто я не предполагала, что в вашем возрасте такое возможно. Простите за бестактность.
– Знаете, это вы сейчас так думаете. Со временем поймете, что человек не должен быть один, ни в юности, ни в старости. Возьмите, это приглашение на свадьбу. Надеюсь, не забудете?
– Нет. Мы обязательно будем! – покраснела девушка. – Мамочка, как же я рада, что с тобой все хорошо. Рада, что ты счастлива и помолодела лет на десять!

Наконец-то между матерью и дочкой растаял лед. Женщины обнялись и заплакали. Евгения была рада, что дочь волновалась за нее. Еще женщина была счастлива, что познакомилась с таким замечательным человеком, как Алексей. Он сумел внести радость и светлый лучик солнца в ее пасмурную жизнь.

– Пойдем, дочка. Мы с Лешей вам подарки привезли с Болгарии, – улыбнулась Евгения Анатольевна.
– Пойдемте, – Инна обняла мать и улыбнулась Алексею.

Автор: Милана Лебедьева

Один день народного заседателя.... (Не юмор)

          Заглянув после работы в свой почтовый ящик, Соболев достал вместе с газетами  конверт. На нём стоял штамп районного народного суда.
      - Надо же, недавно только избрали меня в трудовом коллективе народным заседателем, а уже приглашают, - подумал про себя владелец конверта.
        Раскрыв его, он достал бумагу, из которой следовало, что он,  Илья Анатольевич приглашается с  14 мая 1984 года на две недели в суд для исполнения обязанностей народного заседателя. Оставалась ещё неделя.

      
          Предупредив своё руководство по месту работы, заседатель явился в назначенный день в суд. Его избрали  туда впервые, он не представлял, что это такое. На первом этаже на доске прочитал информацию, какой судья и какие дела рассматривает. У его судьи стояли до обеда два гражданских дела, а потом до вечера – уголовное дело. Чем одно дело отличается от другого, он, разумеется, понятия не имел. Вспомнил, как на заводском собрании  отказывался от такой высокой чести – заседать в суде, доказывал, что юридического образования не имеет. Однако председательствующий убедил его в том, что именно такие честные и принципиальные люди и должны вершить правосудие, а образование - не главное.
      
          Когда Соболев зашёл в кабинет судьи, там уже  находился второй народный заседатель, мужчина лет пятидесяти. Ему  же самому недавно  исполнилось тридцать.
      - Так, Князев здесь, Соболев подошёл, через десять минут начинаем, приглашай истца и ответчика,- обратился судья  Жильцов к секретарю судебного заседания.
      - Слушаюсь, Юрий Васильевич, - ответила та.
      
       В указанное время  зашли две женщины. Объявив состав суда и,  зачитав исковое заявление, судья предоставил слово истице. Илья Анатольевич очень внимательно слушал, но никак не мог понять, как такое может быть. Истица дала в долг родной сестре  пять тысяч рублей для покупки автомобиля «Жигули». Та, получив деньги, автомобиль купила, но шли месяцы,  с мужем и детьми ездила на природу отдыхать, а отдавать долг не собиралась. Сестра не требовала вернуть сразу все пять тысяч, но не получила даже  рубля, а только слышала: «Завтра, послезавтра». Когда у истицы с мужем подошла своя очередь на покупку автомобиля,  обратилась в суд.
    
       Ещё больше удивился  заседатель, когда выслушал речь ответчицы. В отличие от сестры, она долго не говорила, а сообщила суду, что никаких денег  у истицы не брала. Пусть та предъявит расписку. Не исключено, что, направляясь  в суд, ответчица проконсультировалась с адвокатом. В те годы, чтобы дать или получить в долг сумму больше пятидесяти рублей требовалась расписка. А её-то как раз и не оказалось. Не могла же родная сестра, давая в долг такую крупную по тем временам сумму денег, предположить, что она так с ней поступит.
    
        Свидетелем по делу выступала их мама.
     - Дочка, побойся Бога, ты же при мне взяла у Лены пять тысяч, пересчитала на моих глазах, а что ты теперь  нам говоришь? - пыталась давить на совесть младшей дочери  мать.
     - Ничего не помню, ничего не знаю, если брала, пусть предъявит расписку, - следовал ответ.
      После того, как суд в соответствии с законом вынес решение об отказе в иске, Соболев долго не мог успокоиться. Судья, увидев это, задержал на полчаса рассмотрение следующего дела.
    
       Вторым рассматривали гражданское дело о разделе имущества. Суд вынес решение в пользу истицы, матери четверых детей. Стороны по делу долго спорили. Но  не по всему имуществу, его они разделили быстро. Спор шёл вокруг домашней библиотеки, где  собраны в основном книги серии «Школьная библиотека». Ответчик требовал её разделить тоже поровну, не принимая во внимание тот факт, что оставленные при разводе с матерью его дети учились в школе. Но особенно яростные споры шли по поводу двухтомника академического орфографического словаря. Соболев не выдержал и задал вопрос ответчику:
      - Я ещё могу понять, что Вам охота на досуге прочитать «Войну и мир», но зачем Вам орфографический словарь?
      - Чтобы писать любовницам грамотные письма.
      Суд, принимая во внимание, что с истицей остаются дети школьного возраста большую часть домашней библиотеки, в том числе и словарь, оставил за ней.
   
        После обеда началось рассмотрение уголовного дела о хищении.
    С самого начала процесса, Илью Анатольевича взяло сомнение, а виновен ли обвиняемый? Юридических тонкостей он, конечно, не знал, но чувствовал, что этот пожилой обвиняемый не виновен. Его звали Кузнецов Иван Иванович. Работал  начальником бюро конструкторского отдела. Год назад ему назначили пенсию по возрасту, но он продолжал работать. Работал бы и дальше, если бы в отдел не  приняли зятя начальника. Пенсионеру начали намекать о заслуженном отдыхе. Писать заявление, понятное дело, он не стал. Продолжал трудиться. За долголетний и добросовестный труд имел  Почётные грамоты, которые едва умещались в ящике его рабочего стола. Имел также пропуск на вынос с собой технической документации, поэтому ходил постоянно с сумкой.
      
        В тот день Кузнецов как обычно в конце своего рабочего дня сложил необходимые документы в сумку, положил её на стол и стал дожидаться  пропуска. В это время позвонил начальник отдела, просил зайти к нему в кабинет. Он интересовался планом работ на следующий месяц. Ответив на поставленные вопросы, конструктор вернулся к своему рабочему месту, где уже никого не оказалось, взял сумку и пошёл в направлении проходной. Ему охрана доверяла, но в тот раз, какой-то новый охранник вдруг предложил пройти в комнату досмотра,  где в его сумке обнаружены  заводские радиодетали. Кто их ему положил, задержанный понять не мог. Однако эта версия следствие не устроила.
   
          У обвинения, которое в суде поддерживал помощник прокурора, имелась другая: Кузнецов взял детали с целью их последующей продажи. Рассчитывал на доверие охраны. Ни судья, ни второй заседатель против этой версии не возражали, а поскольку их двое, то суд вынес обвинительный приговор. Единственно, что мог сделать Соболев, так это написать «особое мнение». Закон есть закон.
    
        После оглашения приговора, когда стороны процесса удалились,  остались только судья,  секретарь и народные заседатели, в кабинет вошла секретарь председателя суда.
      - Юрий Васильевич, доставайте кошелёк, - сказала она, - у секретаря Леоновой пропала полученная заработная плата.
      - Опять?
      - Да, опять. Что-то у нас в суде происходит непонятное?
      
         Первой деньги сдала секретарь судьи  Света. У народных заседателей, тоже предлагавших помощь, денег не взяли. После этого судья с секретарем пошли на совещание к председателю суда, а  народные заседатели отправились домой. Первый день народного заседателя Соболева закончился.
      
        Прошёл год. Илью Анатольевича снова  вызвали в суд на две недели. Он сразу же обратил внимание, что секретарь у судьи  другая. Не мог не задать ему  на эту тему вопрос.
      - А помните, как в прошлом году собирали деньги?- спросил в ответ судья.
      - Помню. Неужели Ваша Света?
      - Да, она самая. Работаешь с человеком, а не знаешь, что у него за душой.
      - И где она «сидит» сейчас?
      - Дома сидит, получив условный срок из-за чистосердечного раскаяния и маленького ребенка. Она – «мать- одиночка».
       
         Не мог народный заседатель не спросить  и о том прошлогоднем уголовном деле о хищении.
      - Вы, Илья Анатольевич, оказались правы, - услышал он в ответ,- тот наш приговор областной суд отменил и направил дело на повторное рассмотрение  в новом составе суда. Суд приговор отменил и направил на дополнительное следствие. Помогло Ваше «особое мнение».
   
        Когда Соболев вышел из здания суда,  подумал про себя: «А может и прав председательствующий на  том собрании, что не совсем обязательно иметь юридическое образование, чтобы в качестве народного заседателя вершить правосудие?».

       И он довольный собой пошёл на автобусную остановку.

11.08.2015 г.


      

Прогулка по самой кривой улице в мире

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх