Вы знаете, как орлица выбирает себе отца для своих орлят?


Она делает такую интересную вещь. С дерева или куста она отламывает веточку, берёт её в клюв, поднимается на большую высоту и с этой веточкой начинает там кружить. Вокруг самки начинают летать орлы, тогда она бросает эту ветку вниз, а сама смотрит. И вот какой-то орёл подхватывает эту ветку в воздухе, не дав ей упасть, а затем приносит её к самке очень аккуратно, из клюва в клюв. Орлица берёт эту ветку и опять бросает вниз, самец вновь её ловит и приносит ей, а она опять бросает… И так повторяется много-много раз.
Если на протяжении определенного времени и неоднократных бросаний ветки орёл каждый раз подхватывает её, то самка выбирает его, и они спариваются с ним.
Зачем она это делает, вы потом поймёте.

Затем они собираются высоко на скале, вьют гнездо из жестких прутьев, и мама с папой начинают выдирать из себя, из своей собственной плоти, клювом пух и перья. Этим пухом и перьями они выстилают гнездо, забивают все дырки в нём, делают его мягким и тёплым. В такое мягкое и теплое гнёздышко орлица откладывает яйца, затем они высиживают птенцов. Когда появляются орлята (а они приходят на Свет Божий такими маленькими, голенькими, немощными), родители прикрывают их своим телом, пока они не окрепнут. Заслоняют крыльями от дождя, от палящего солнца, носят им водичку, пищу, и птенцы растут. У них начинают расти перья, крепнут крылья и хвост.
И вот они уже оперились, хотя ещё маленькие. Тогда мама с папой видят, что уже пора...

Папа садится на край гнезда и начинает колотить по нему крыльями: молотит, колотит, трясёт это гнездо. Для чего? Для того, чтобы выбить все перья и пух, чтобы остался только жесткий каркас из веток, который в самом начале они сплели и сложили. А птенцы сидят в этом вытрясенном гнезде, им неудобно, жестко, и они не понимают, что же случилось: ведь мамочка и папочка были раньше такие ласковые и заботливые. Мама в это время летит куда-нибудь, ловит рыбку и садится где-то метрах в пяти от гнезда, чтобы птенчики видели. Потом на виду у своих птенцов начинает эту рыбу потихонечку есть. Птенцы сидят в гнезде, орут, пищат, не понимают, что же случилось, ведь раньше всё было по-другому. Мама с папой их кормили, поили, а теперь всё пропало: гнездо стало жёсткое, перьев и пуха уже нет, и ещё родители сами рыбу едят, а им не дают.

Что же делать? Кушать ведь хочется, надо выбираться из гнезда. И тогда птенцы начинают делать движения, которые они никогда раньше не делали. Они и дальше их не делали бы, если бы родители продолжали с ними нянчиться. Птенцы начинают ползти из гнезда. Вот орлёнок вываливается, такой неуклюжий, еще ничего не умеет, ничего не знает. Гнездо стоит на скале, на отвесном утёсе, чтобы никакие хищники не подобрались. Птенец срывается с этого склона, брюхом по нему едет, а потом летит в пропасть. И тут папа (тот, который ловил когда-то веточки) стремглав бросается вниз и ловит себе на спину этого орлёнка, не дав ему разбиться. И потом, на спине, он поднимает его опять в неудобное гнездо, опять на скалу, и всё начинается сначала. Эти птенцы падают, а отец их ловит.

А Отец ловил их, как орел, на Свою спину. У орлов ни один орлёнок не разбивается.

И вот в какой-то из моментов падения орлёнок начинает делать движение, которого никогда раньше не делал: он расправляет на ветру свои боковые отростки-крылья, попадая в поток воздуха и таким образом начинает летать. Так орлы учат своих птенцов. И как только птенец начинает летать сам, родители берут его с собой и показывают места, где водится рыба. Они уже не носят её ему в клюве.

Это очень хороший пример того, как нам воспитывать своих духовных и физических детей. Как важно не передержать их в тёпленьком гнездышке! Как важно не перекормить их рыбкой, когда они и сами уже могут её ловить! Но с какой заботой мы должны научить их летать, посвящая этому свои силы, и своё время, и мудрость, и навыки! Не зря самка выбирает самца, бросая веточку. Она же не хочет, чтобы её дети разбились. Выберешь нерадивого папашу без проверки, а потом детей не досчитаешься... У орлов и так птенцов мало, один или два...
© В. Жемчуг

Один день народного заседателя.... (Не юмор)

          Заглянув после работы в свой почтовый ящик, Соболев достал вместе с газетами  конверт. На нём стоял штамп районного народного суда.
      - Надо же, недавно только избрали меня в трудовом коллективе народным заседателем, а уже приглашают, - подумал про себя владелец конверта.
        Раскрыв его, он достал бумагу, из которой следовало, что он,  Илья Анатольевич приглашается с  14 мая 1984 года на две недели в суд для исполнения обязанностей народного заседателя. Оставалась ещё неделя.

      
          Предупредив своё руководство по месту работы, заседатель явился в назначенный день в суд. Его избрали  туда впервые, он не представлял, что это такое. На первом этаже на доске прочитал информацию, какой судья и какие дела рассматривает. У его судьи стояли до обеда два гражданских дела, а потом до вечера – уголовное дело. Чем одно дело отличается от другого, он, разумеется, понятия не имел. Вспомнил, как на заводском собрании  отказывался от такой высокой чести – заседать в суде, доказывал, что юридического образования не имеет. Однако председательствующий убедил его в том, что именно такие честные и принципиальные люди и должны вершить правосудие, а образование - не главное.
      
          Когда Соболев зашёл в кабинет судьи, там уже  находился второй народный заседатель, мужчина лет пятидесяти. Ему  же самому недавно  исполнилось тридцать.
      - Так, Князев здесь, Соболев подошёл, через десять минут начинаем, приглашай истца и ответчика,- обратился судья  Жильцов к секретарю судебного заседания.
      - Слушаюсь, Юрий Васильевич, - ответила та.
      
       В указанное время  зашли две женщины. Объявив состав суда и,  зачитав исковое заявление, судья предоставил слово истице. Илья Анатольевич очень внимательно слушал, но никак не мог понять, как такое может быть. Истица дала в долг родной сестре  пять тысяч рублей для покупки автомобиля «Жигули». Та, получив деньги, автомобиль купила, но шли месяцы,  с мужем и детьми ездила на природу отдыхать, а отдавать долг не собиралась. Сестра не требовала вернуть сразу все пять тысяч, но не получила даже  рубля, а только слышала: «Завтра, послезавтра». Когда у истицы с мужем подошла своя очередь на покупку автомобиля,  обратилась в суд.
    
       Ещё больше удивился  заседатель, когда выслушал речь ответчицы. В отличие от сестры, она долго не говорила, а сообщила суду, что никаких денег  у истицы не брала. Пусть та предъявит расписку. Не исключено, что, направляясь  в суд, ответчица проконсультировалась с адвокатом. В те годы, чтобы дать или получить в долг сумму больше пятидесяти рублей требовалась расписка. А её-то как раз и не оказалось. Не могла же родная сестра, давая в долг такую крупную по тем временам сумму денег, предположить, что она так с ней поступит.
    
        Свидетелем по делу выступала их мама.
     - Дочка, побойся Бога, ты же при мне взяла у Лены пять тысяч, пересчитала на моих глазах, а что ты теперь  нам говоришь? - пыталась давить на совесть младшей дочери  мать.
     - Ничего не помню, ничего не знаю, если брала, пусть предъявит расписку, - следовал ответ.
      После того, как суд в соответствии с законом вынес решение об отказе в иске, Соболев долго не мог успокоиться. Судья, увидев это, задержал на полчаса рассмотрение следующего дела.
    
       Вторым рассматривали гражданское дело о разделе имущества. Суд вынес решение в пользу истицы, матери четверых детей. Стороны по делу долго спорили. Но  не по всему имуществу, его они разделили быстро. Спор шёл вокруг домашней библиотеки, где  собраны в основном книги серии «Школьная библиотека». Ответчик требовал её разделить тоже поровну, не принимая во внимание тот факт, что оставленные при разводе с матерью его дети учились в школе. Но особенно яростные споры шли по поводу двухтомника академического орфографического словаря. Соболев не выдержал и задал вопрос ответчику:
      - Я ещё могу понять, что Вам охота на досуге прочитать «Войну и мир», но зачем Вам орфографический словарь?
      - Чтобы писать любовницам грамотные письма.
      Суд, принимая во внимание, что с истицей остаются дети школьного возраста большую часть домашней библиотеки, в том числе и словарь, оставил за ней.
   
        После обеда началось рассмотрение уголовного дела о хищении.
    С самого начала процесса, Илью Анатольевича взяло сомнение, а виновен ли обвиняемый? Юридических тонкостей он, конечно, не знал, но чувствовал, что этот пожилой обвиняемый не виновен. Его звали Кузнецов Иван Иванович. Работал  начальником бюро конструкторского отдела. Год назад ему назначили пенсию по возрасту, но он продолжал работать. Работал бы и дальше, если бы в отдел не  приняли зятя начальника. Пенсионеру начали намекать о заслуженном отдыхе. Писать заявление, понятное дело, он не стал. Продолжал трудиться. За долголетний и добросовестный труд имел  Почётные грамоты, которые едва умещались в ящике его рабочего стола. Имел также пропуск на вынос с собой технической документации, поэтому ходил постоянно с сумкой.
      
        В тот день Кузнецов как обычно в конце своего рабочего дня сложил необходимые документы в сумку, положил её на стол и стал дожидаться  пропуска. В это время позвонил начальник отдела, просил зайти к нему в кабинет. Он интересовался планом работ на следующий месяц. Ответив на поставленные вопросы, конструктор вернулся к своему рабочему месту, где уже никого не оказалось, взял сумку и пошёл в направлении проходной. Ему охрана доверяла, но в тот раз, какой-то новый охранник вдруг предложил пройти в комнату досмотра,  где в его сумке обнаружены  заводские радиодетали. Кто их ему положил, задержанный понять не мог. Однако эта версия следствие не устроила.
   
          У обвинения, которое в суде поддерживал помощник прокурора, имелась другая: Кузнецов взял детали с целью их последующей продажи. Рассчитывал на доверие охраны. Ни судья, ни второй заседатель против этой версии не возражали, а поскольку их двое, то суд вынес обвинительный приговор. Единственно, что мог сделать Соболев, так это написать «особое мнение». Закон есть закон.
    
        После оглашения приговора, когда стороны процесса удалились,  остались только судья,  секретарь и народные заседатели, в кабинет вошла секретарь председателя суда.
      - Юрий Васильевич, доставайте кошелёк, - сказала она, - у секретаря Леоновой пропала полученная заработная плата.
      - Опять?
      - Да, опять. Что-то у нас в суде происходит непонятное?
      
         Первой деньги сдала секретарь судьи  Света. У народных заседателей, тоже предлагавших помощь, денег не взяли. После этого судья с секретарем пошли на совещание к председателю суда, а  народные заседатели отправились домой. Первый день народного заседателя Соболева закончился.
      
        Прошёл год. Илью Анатольевича снова  вызвали в суд на две недели. Он сразу же обратил внимание, что секретарь у судьи  другая. Не мог не задать ему  на эту тему вопрос.
      - А помните, как в прошлом году собирали деньги?- спросил в ответ судья.
      - Помню. Неужели Ваша Света?
      - Да, она самая. Работаешь с человеком, а не знаешь, что у него за душой.
      - И где она «сидит» сейчас?
      - Дома сидит, получив условный срок из-за чистосердечного раскаяния и маленького ребенка. Она – «мать- одиночка».
       
         Не мог народный заседатель не спросить  и о том прошлогоднем уголовном деле о хищении.
      - Вы, Илья Анатольевич, оказались правы, - услышал он в ответ,- тот наш приговор областной суд отменил и направил дело на повторное рассмотрение  в новом составе суда. Суд приговор отменил и направил на дополнительное следствие. Помогло Ваше «особое мнение».
   
        Когда Соболев вышел из здания суда,  подумал про себя: «А может и прав председательствующий на  том собрании, что не совсем обязательно иметь юридическое образование, чтобы в качестве народного заседателя вершить правосудие?».

       И он довольный собой пошёл на автобусную остановку.

11.08.2015 г.


      

Прогулка по самой кривой улице в мире

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх