«Наметанный глаз» – шикарный рассказ одного портного о настоящей любви


Иллюстрация: Эмзар Кикнавелидзе

Про жизнь и любовь – мудро, тонко и с юмором!

Если бы у Коли и Оли спросили в тот день: «Какой самый короткий месяц в году?», — они бы не задумываясь ответили: «Медовый». Только через четыре месяца после его начала, когда у Оли наконец впервые возникла потребность в платье (во всяком случае, в выходном), они с Колей вышли из своей комнаты в общежитии, держа в руках отрез крепдешина, купленный молодым на свадьбу в складчину всеми студентами и преподавателями родного техникума, и направились к дамскому портному Перельмутеру.

В тот день Коля точно знал, что его жена — самая красивая женщина в мире, Оля точно знала, что ее муж — самый благородный и умный мужчина, и оба они совершенно не знали дамского портного Перельмутера, поэтому не задумываясь нажали кнопку его дверного звонка.

— А-а!.. — закричал портной, открывая им дверь. — Ну наконец-то! — закричал этот портной, похожий на композитора Людвига ван Бетховена, каким гениального музыканта рисуют на портретах в тот период его жизни, когда он сильно постарел, немного сошел с ума и сам уже оглох от своей музыки.

— Ты видишь, Римма? — продолжал Перельмутер, обращаясь к кому-то в глубине квартиры. — Между прочим, это клиенты! И они все-таки пришли! А ты мне еще говорила, что после того, как я четыре года назад сшил домашний капот для мадам Лисогорской, ко мне уже не придет ни один здравомыслящий человек!

— Мы к вам по поводу платья, — начал Коля. — Нам сказали…

— Слышишь, Римма?! — перебил его Перельмутер. — Им сказали, что по поводу платья — это ко мне. Ну слава тебе, Господи! Значит, есть еще на земле нормальные люди. А то я уже думал, что все посходили с ума. Только и слышно вокруг: «Карден!», «Диор!», «Лагерфельд!»… Кто такой этот Лагерфельд, я вас спрашиваю? — кипятился портной, наступая на Колю. — Подумаешь, он одевает английскую королеву! Нет, пожалуйста, если вы хотите, чтобы ваша жена в ее юном возрасте выглядела так же, как выглядит сейчас английская королева, можете пойти к Лагерфельду!..

— Мы не можем пойти к Лагерфельду, — успокоил портного Коля.

— Так это ваше большое счастье! — в свою очередь успокоил его портной.

— Потому что, в отличие от Лагерфельда, я таки действительно могу сделать из вашей жены королеву. И не какую-нибудь там английскую! А настоящую королеву красоты! Ну а теперь за работу… Но вначале последний вопрос: вы вообще знаете, что такое платье? Молчите! Можете не отвечать. Сейчас вы мне скажете: рюшечки, оборочки, вытачки… Ерунда! Это как раз может и Лагерфельд. Платье — это совершенно другое.

Платье, молодой человек, это прежде всего кусок материи, созданный для того, чтобы закрыть у женщины все, на чем мы проигрываем, и открыть у нее все, на чем мы выигрываем. Понимаете мою мысль?

Допустим, у дамы красивые ноги. Значит, мы шьем ей что-нибудь очень короткое и таким образом выигрываем на ногах. Или, допустим, у нее некрасивые ноги, но красивый бюст. Тогда мы шьем ей что-нибудь длинное. То есть закрываем ей ноги. Зато открываем бюст, подчеркиваем его и выигрываем уже на бюсте. И так до бесконечности… Ну, в данном случае, — портной внимательно посмотрел на Олю, — в данном случае, я думаю, мы вообще ничего открывать не будем, а будем, наоборот, шить что-нибудь очень строгое, абсолютно закрытое от самой шеи и до ступней ног!

— То есть как это «абсолютно закрытое»? — опешил Коля. — А… на чем же мы тогда будем выигрывать?

— На расцветке! — радостно воскликнул портной. — Эти малиновые попугайчики на зеленом фоне, которых вы мне принесли, по-моему, очень симпатичные! — И, схватив свой портняжный метр, он начал ловко обмерять Олю, что-то записывая в блокнот.

— Нет, подождите, — сказал Коля, — что-то я не совсем понимаю!.. Вы что же, считаете, что в данном случае мы уже вообще ничего не можем открыть? А вот, например, ноги… Чем они вам не нравятся? Они что, по-вашему, слишком тонкие или слишком толстые?

— При чем здесь… — ответил портной, не отрываясь от работы. — Разве тут в этом дело? Ноги могут быть тонкие, могут быть толстые. В конце концов, у разных женщин бывают разные ноги. И это хорошо! Хуже, когда они разные у одной…

— Что-что-что? — опешил Коля.

— Может, уйдем отсюда, а? — спросила у него Оля.

— Нет, подожди, — остановил ее супруг. — Что это вы такое говорите, уважаемый? Как это — разные?! Где?!

— А вы присмотритесь, — сказал портной. — Неужели вы не видите, что правая нога у вашей очаровательной жены значительно более массивная, чем левая. Она… более мускулистая…

 

— Действительно, — присмотрелся Коля. — Что это значит, Ольга? Почему ты мне об этом ничего не говорила?

— А что тут было говорить? — засмущалась та. — Просто в школе я много прыгала в высоту. Отстаивала спортивную честь класса. А правая нога у меня толчковая.

— Ну вот! — торжествующе вскричал портной. — А я о чем говорю! Левая нога у нее нормальная. Человеческая. А правая — это же явно видно, что она у нее толчковая. Нет! Этот дефект нужно обязательно закрывать!..

— Ну допустим, — сказал Коля. — А бюст?

— И этот тоже.

— Что — тоже? Почему? Мне, наоборот, кажется, что на ее бюсте мы можем в данном случае… это… как вы там говорите, сильно выиграть… Так что я совершенно не понимаю, почему бы нам его не открыть?

— Видите ли, молодой человек, — сказал Перельмутер, — если бы на моем месте был не портной, а, например, скульптор, то на ваш вопрос он бы ответил так: прежде чем открыть какой-либо бюст, его нужно как минимум установить. Думаю, что в данном случае мы с вами имеем ту же проблему. Да вы не расстраивайтесь!

Подумаешь, бюст! Верьте в силу человеческого воображения! Стоит нам правильно задрапировать тканью даже то, что мы имеем сейчас, — и воображение мужчин легко дорисует под этой тканью такое, чего мать-природа при всем своем могуществе создать не в силах. И это относится не только к бюсту. Взять, например, ее лицо. Мне, между прочим, всегда было очень обидно, что такое изобретение древних восточных модельеров, как паранджа…

— Так вы что, предлагаете надеть на нее еще и паранджу? — испугался Коля.

— Я этого не говорил…

— Коля, — сказала Оля, — давай все-таки уйдем.

— Да стой ты уже! — оборвал ее муж. — Должен же я, в конце концов, разобраться… Послушайте… э… не знаю вашего имени-отчества… ну, с бюстом вы меня убедили… Да я и сам теперь вижу… А вот что если нам попробовать выиграть ну, скажем, на ее бедрах?

— То есть как? — заинтересовался портной. — Вы что же, предлагаете их открыть?

— Ну зачем, можно же, как вы там говорите, подчеркнуть… Сделать какую-нибудь вытачку…

— Это можно, — согласился портной. — Только сначала вы мне подчеркнете, где вы видите у нее бедра, а уже потом я ей на этом месте сделаю вытачку. И вообще, молодой человек, перестаньте морочить мне голову своими дурацкими советами! Вы свое дело уже сделали. Вы женились. Значит, вы и так считаете свою жену самой главной красавицей в мире. Теперь моя задача — убедить в этом еще хотя бы нескольких человек. Да и вы, барышня, тоже — «пойдем отсюда, пойдем»! Хотите быть красивой — терпите! Все. На сегодня работа закончена. Примерка через четыре дня.

Через четыре дня портной Перельмутер встретил Колю и Олю прямо на лестнице. Глаза его сверкали.

— Поздравляю вас, молодые люди! — закричал он. — Я не спал три ночи. Но, знаете, я таки понял, на чем в данном случае мы будем выигрывать. Кроме расцветки, естественно. Действительно на ногах! Да, не на всех. Правая нога у нас, конечно, толчковая, но левая-то — нормальная. Человеческая! Поэтому я предлагаю разрез. По левой стороне. От середины так называемого бедра до самого пола. Понимаете?

А теперь представляете картину: солнечный день, вы с женой идете по улице. На ней новое платье с разрезом от Перельмутера. И все радуются! Окружающие — потому что они видят роскошную левую ногу вашей супруги, а вы — потому что при этом они не видят ее менее эффектную правую! По-моему, гениально!

— Наверное… — кисло согласился Коля.

— Слышишь, Римма! — закричал портной в глубину квартиры. — И он еще сомневается!..

Через несколько дней Оля пришла забирать свое платье уже без Коли.

— А где же ваш достойный супруг? — спросил Перельмутер.

— Мы расстались… — всхлипнула Оля. — Оказывается, Коля не ожидал, что у меня такое количество недостатков.

— Ах вот оно что!.. — сказал портной, приглашая ее войти. — Ну и прекрасно, — сказал этот портной, помогая ей застегнуть действительно очень красивое и очень идущее ей платье. — Между прочим, мне этот ваш бывший супруг сразу не понравился. У нас, дамских портных, на этот счет намётанный глаз. Подумаешь, недостатки! Вам же сейчас, наверное, нет восемнадцати. Так вот, не попрыгаете годик-другой в высоту — и обе ноги у вас станут совершенно одинаковыми. А бедра и бюст… При наличии в нашем городе рынка «Привоз»… В общем, поверьте мне, через какое-то время вам еще придется придумывать себе недостатки. Потому что, если говорить откровенно, мы, мужчины, женскими достоинствами только любуемся. А любим мы вас… я даже не знаю за что. Может быть, как раз за недостатки. У моей Риммы, например, их было огромное количество. Наверное, поэтому я и сейчас люблю ее так же, как и в первый день знакомства, хотя ее уже десять лет как нету на этом свете.

— Как это нету? — изумилась Оля. — А с кем же это вы тогда все время разговариваете?

— С ней, конечно! А с кем же еще? И знаете, это как раз главное, что я хотел вам сказать про вашего бывшего мужа. Если мужчина действительно любит женщину, его с ней не сможет разлучить даже такая серьезная неприятность, как смерть! Не то что какой-нибудь там полусумасшедший портной Перельмутер… А, Римма, я правильно говорю?

Автор: Георгий Голубенко

Источник ➝

Один день народного заседателя.... (Не юмор)

          Заглянув после работы в свой почтовый ящик, Соболев достал вместе с газетами  конверт. На нём стоял штамп районного народного суда.
      - Надо же, недавно только избрали меня в трудовом коллективе народным заседателем, а уже приглашают, - подумал про себя владелец конверта.
        Раскрыв его, он достал бумагу, из которой следовало, что он,  Илья Анатольевич приглашается с  14 мая 1984 года на две недели в суд для исполнения обязанностей народного заседателя. Оставалась ещё неделя.

      
          Предупредив своё руководство по месту работы, заседатель явился в назначенный день в суд. Его избрали  туда впервые, он не представлял, что это такое. На первом этаже на доске прочитал информацию, какой судья и какие дела рассматривает. У его судьи стояли до обеда два гражданских дела, а потом до вечера – уголовное дело. Чем одно дело отличается от другого, он, разумеется, понятия не имел. Вспомнил, как на заводском собрании  отказывался от такой высокой чести – заседать в суде, доказывал, что юридического образования не имеет. Однако председательствующий убедил его в том, что именно такие честные и принципиальные люди и должны вершить правосудие, а образование - не главное.
      
          Когда Соболев зашёл в кабинет судьи, там уже  находился второй народный заседатель, мужчина лет пятидесяти. Ему  же самому недавно  исполнилось тридцать.
      - Так, Князев здесь, Соболев подошёл, через десять минут начинаем, приглашай истца и ответчика,- обратился судья  Жильцов к секретарю судебного заседания.
      - Слушаюсь, Юрий Васильевич, - ответила та.
      
       В указанное время  зашли две женщины. Объявив состав суда и,  зачитав исковое заявление, судья предоставил слово истице. Илья Анатольевич очень внимательно слушал, но никак не мог понять, как такое может быть. Истица дала в долг родной сестре  пять тысяч рублей для покупки автомобиля «Жигули». Та, получив деньги, автомобиль купила, но шли месяцы,  с мужем и детьми ездила на природу отдыхать, а отдавать долг не собиралась. Сестра не требовала вернуть сразу все пять тысяч, но не получила даже  рубля, а только слышала: «Завтра, послезавтра». Когда у истицы с мужем подошла своя очередь на покупку автомобиля,  обратилась в суд.
    
       Ещё больше удивился  заседатель, когда выслушал речь ответчицы. В отличие от сестры, она долго не говорила, а сообщила суду, что никаких денег  у истицы не брала. Пусть та предъявит расписку. Не исключено, что, направляясь  в суд, ответчица проконсультировалась с адвокатом. В те годы, чтобы дать или получить в долг сумму больше пятидесяти рублей требовалась расписка. А её-то как раз и не оказалось. Не могла же родная сестра, давая в долг такую крупную по тем временам сумму денег, предположить, что она так с ней поступит.
    
        Свидетелем по делу выступала их мама.
     - Дочка, побойся Бога, ты же при мне взяла у Лены пять тысяч, пересчитала на моих глазах, а что ты теперь  нам говоришь? - пыталась давить на совесть младшей дочери  мать.
     - Ничего не помню, ничего не знаю, если брала, пусть предъявит расписку, - следовал ответ.
      После того, как суд в соответствии с законом вынес решение об отказе в иске, Соболев долго не мог успокоиться. Судья, увидев это, задержал на полчаса рассмотрение следующего дела.
    
       Вторым рассматривали гражданское дело о разделе имущества. Суд вынес решение в пользу истицы, матери четверых детей. Стороны по делу долго спорили. Но  не по всему имуществу, его они разделили быстро. Спор шёл вокруг домашней библиотеки, где  собраны в основном книги серии «Школьная библиотека». Ответчик требовал её разделить тоже поровну, не принимая во внимание тот факт, что оставленные при разводе с матерью его дети учились в школе. Но особенно яростные споры шли по поводу двухтомника академического орфографического словаря. Соболев не выдержал и задал вопрос ответчику:
      - Я ещё могу понять, что Вам охота на досуге прочитать «Войну и мир», но зачем Вам орфографический словарь?
      - Чтобы писать любовницам грамотные письма.
      Суд, принимая во внимание, что с истицей остаются дети школьного возраста большую часть домашней библиотеки, в том числе и словарь, оставил за ней.
   
        После обеда началось рассмотрение уголовного дела о хищении.
    С самого начала процесса, Илью Анатольевича взяло сомнение, а виновен ли обвиняемый? Юридических тонкостей он, конечно, не знал, но чувствовал, что этот пожилой обвиняемый не виновен. Его звали Кузнецов Иван Иванович. Работал  начальником бюро конструкторского отдела. Год назад ему назначили пенсию по возрасту, но он продолжал работать. Работал бы и дальше, если бы в отдел не  приняли зятя начальника. Пенсионеру начали намекать о заслуженном отдыхе. Писать заявление, понятное дело, он не стал. Продолжал трудиться. За долголетний и добросовестный труд имел  Почётные грамоты, которые едва умещались в ящике его рабочего стола. Имел также пропуск на вынос с собой технической документации, поэтому ходил постоянно с сумкой.
      
        В тот день Кузнецов как обычно в конце своего рабочего дня сложил необходимые документы в сумку, положил её на стол и стал дожидаться  пропуска. В это время позвонил начальник отдела, просил зайти к нему в кабинет. Он интересовался планом работ на следующий месяц. Ответив на поставленные вопросы, конструктор вернулся к своему рабочему месту, где уже никого не оказалось, взял сумку и пошёл в направлении проходной. Ему охрана доверяла, но в тот раз, какой-то новый охранник вдруг предложил пройти в комнату досмотра,  где в его сумке обнаружены  заводские радиодетали. Кто их ему положил, задержанный понять не мог. Однако эта версия следствие не устроила.
   
          У обвинения, которое в суде поддерживал помощник прокурора, имелась другая: Кузнецов взял детали с целью их последующей продажи. Рассчитывал на доверие охраны. Ни судья, ни второй заседатель против этой версии не возражали, а поскольку их двое, то суд вынес обвинительный приговор. Единственно, что мог сделать Соболев, так это написать «особое мнение». Закон есть закон.
    
        После оглашения приговора, когда стороны процесса удалились,  остались только судья,  секретарь и народные заседатели, в кабинет вошла секретарь председателя суда.
      - Юрий Васильевич, доставайте кошелёк, - сказала она, - у секретаря Леоновой пропала полученная заработная плата.
      - Опять?
      - Да, опять. Что-то у нас в суде происходит непонятное?
      
         Первой деньги сдала секретарь судьи  Света. У народных заседателей, тоже предлагавших помощь, денег не взяли. После этого судья с секретарем пошли на совещание к председателю суда, а  народные заседатели отправились домой. Первый день народного заседателя Соболева закончился.
      
        Прошёл год. Илью Анатольевича снова  вызвали в суд на две недели. Он сразу же обратил внимание, что секретарь у судьи  другая. Не мог не задать ему  на эту тему вопрос.
      - А помните, как в прошлом году собирали деньги?- спросил в ответ судья.
      - Помню. Неужели Ваша Света?
      - Да, она самая. Работаешь с человеком, а не знаешь, что у него за душой.
      - И где она «сидит» сейчас?
      - Дома сидит, получив условный срок из-за чистосердечного раскаяния и маленького ребенка. Она – «мать- одиночка».
       
         Не мог народный заседатель не спросить  и о том прошлогоднем уголовном деле о хищении.
      - Вы, Илья Анатольевич, оказались правы, - услышал он в ответ,- тот наш приговор областной суд отменил и направил дело на повторное рассмотрение  в новом составе суда. Суд приговор отменил и направил на дополнительное следствие. Помогло Ваше «особое мнение».
   
        Когда Соболев вышел из здания суда,  подумал про себя: «А может и прав председательствующий на  том собрании, что не совсем обязательно иметь юридическое образование, чтобы в качестве народного заседателя вершить правосудие?».

       И он довольный собой пошёл на автобусную остановку.

11.08.2015 г.


      

Прогулка по самой кривой улице в мире

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх