На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

РЖАКА

187 531 подписчик

Свежие комментарии

«Это была самая ужасная ночь в моей жизни»

Когда женщинам уже за сорок, когда они собираются втроем и чуть выпивают, когда уже обсудили, что сажают на своих дачах и еще и дурацкий сериал, который смотрела лишь одна из них; когда уже вечереет, а расходиться не хочется, да и спешить некуда – тогда женщины вспоминают минувшее.

Катя сказала вдруг: «А можете вспомнить самую ужасную ночь в вашей жизни?

Только по-честному, мы же все тут свои!»

«Мою я помню отлично, – усмехнулась Ира. – Когда я писала диплом, а ко мне залез вор…»

«Ой, ну про это ты уже сто раз говорила!» – отмахнулась Катя.

«Ага, – кивнула Света и налила еще белого вина себе. – Это мы слышали. Ну Ирка, ну извини. Кать, а у тебя что было?»

«Когда мой потащил меня в поход, а среди ночи я проснулась одна. В палатке никого. Кругом лес».

«Ну это мы тоже знаем, – сказала Ира и подвинула Свете бокал. – И как влез к тебе волк».

Они засмеялись. Волком тогда оказался муж.

Света налила Ире и вдруг резко поставила бутылку на стол, чуть не угодив в тарелку с растаявшей семгой.

«Вспомнила! – Света расширила глаза. – Девчонки, вспомнила! И я об этом вам точно не говорила».

«Ну!» – Катя с Ирой одновременно подперли руками головы.

«Мне было семнадцать, – начала Света. – Мама уехала на дачу. И должен был явиться мой ухажер. Я дико нервничала….»

«Почему?» – спросила Ира.

«Ир, ты совсем? – улыбнулась Света. – Ну ты вспомни себя в том возрасте. Ты ждешь вечером парня, с которым только месяц знакомы, и всего два раза целовались до этого…»

«А, ну да, – согласилась Ира. – Все, больше не мешаю, давай!».

И этот парень явился, продолжила Света.

Без цветов, правда, но с бутылкой хорошего портвейна, что было в ту пору куда важнее цветов.

Свете он нравился. Не портвейн, а этот высокий чувак с очень добродушной улыбкой.

Только едва он вошел, начала брехать Фаня, маленькая пожилая собачка загадочной породы вроде полуболонки. И брехать с таким остервенением, будто гость явился забрать ее дряхлую игрушку, которую Фаня грызла всю свою нелепую жизнь.

Они сели на кухне, но разговаривать не могли: Фаня влезла под стол и оттуда неистово лаяла.

«А может, ей посидеть где-то?» – вежливо спросил гость.

Света кивнула, Света уже ненавидела эту полуболонку. Она закрыла ее в ванной. Но там Фаня начала дико выть. Дом был зыбкой хрущобой, соседи бы точно явились через минуту и потребовали не мешать им культурно отдыхать в субботу вечером.

Пришлось Фаню выпустить.

Гость пытался с ней объясниться, даже протянул кусок сервелата под стол, но Фаня лишь истошней залаяла.

Они выпивали портвейн, но он казался им горьким. Разговаривать они не могли из-за Фани.

Блин, Света же даже купила специально компакт-диск с романтической музыкой на этот вечер. Она представляла, как они будут танцевать под красивую песню из фильма «Титаник», потом она зажжет свечи, потом… ну вы понимаете.

Ах, да, еще она заправила лучший пододеяльник и наволочки, которые мама ей трогать не позволяла. С крупными розами.

И теперь эти розы увядали стремительно, их «Титаник» шел ко дну на маленькой кухне.

Ничто не помогало. Фаня будто рехнулась. И самое удивительное – откуда столько ярости в маленькой лохматой собачке?

«А давай в спальне закроемся?» – нашлась Света.

Они закрылись. Фаня затихла.

«Какое счастье!» – прошептал гость.

…Через пятнадцать минут, когда оставались мгновения до пододеяльника с розами, Фаня опомнилась. Или просто удалялась подкрепиться и на короткий антракт.

Но теперь Фаня не просто лаяла – она неистово скреблась в их тонкую дверь.

«Прости, Светка! – сказал гость печально. – Но я так не могу. У меня болит голова, эта собака будто у меня там внутри. Давай я пойду…»

_______

«И что, он ушел?» – спросила Катя.

«Да, – Света прикрыла глаза. – И эта тварь Фаня тут же замолкла. А я плакала всю ночь до утра в эти поганые розы. Это была самая ужасная ночь в моей жизни».

«Ну значит, не очень ты была ему и нужна», – сказала Ира.

Света выпила, пробормотала внутрь бокала: «Вот и я так решила… Но знаешь, как мне было хреново».

«Да, ужасная история, – сказала Катя. – Понимаю тебя. И ты не рассказывала».

«Но было и продолжение», – усмехнулась Света.

«Какое еще?»

И Света закончила давний сюжет.

Через день этот чувак позвонил. Снова явился. Но теперь с угощеньем для Фани. И та уже не брехала. Та вообще его полюбила и еще потом долго считала главнее, чем Света. А прожила эта гнусная полуболонка еще лет пять, не меньше.

«Этим чуваком был мой Коля», – засмеялась Света.

«Коля?! – спросили одновременно Ира и Катя. – Твой Колька? С которым вы всю жизнь?»

«Ну да! А ночь та все же была ужасной».

 

Алексей БЕЛЯКОВ

Картина дня

наверх