РЖАКА

187 324 подписчика

Свежие комментарии

  • Jlija S
    Грубая, неприятная статья. А на самом деле - всё правда. Просто скорее всего автор не понял. Эстонская статья могла б...Да как выйду я, д...
  • Олег Кошевой
    Где же там Якубович!? Это Астерикс!!!В мире снято 3000...
  • Евгений Чайковский
    18Мама мне сказала:...

Любовь нечаянно нагрянет... (не юмор)

Любовь нечаянно нагрянет... (не юмор)
 …Первая группа экскурсантов, которая должна была приехать сразу же после Нового года, была из Полтавы. Ожидая её, я не мог и предположить, что потом и в моей жизни этот приезд сыграет весьма значимую роль.
Прибыли они 3 января, где-то к полудню, группа в основном состояла из учителей, решивших немного развеяться во время зимних каникул, и было их двенадцать и все женщины.
 
Глядя на них, я вспомнил и своего коллегу, преподавателя по училищу, который побывав однажды в Крыму, не мог забыть молодух с Полтавщины и, вспоминая, говорил: «Девахи что надо, кровь с молоком и с вот такими сиськами! – и всякий раз демонстрировал это, растопырив пальцы насколько это было возможно и направив их на свою грудь.

  Но среди приехавших к нам подобных дам, что так впечатлили моего коллегу, было всего три и возраста бальзаковского. А из молодух, близких к ним по размеру бюста, была одна, вот она то и вывела меня из равновесия. Девушка была чернявая, статная, симпатичная, в общем приятная во всех отношениях.

   Но главное, она была из тех редких людей, о которых говорила когда-то незабвенная Ольга Александровна: «Иногда на улице ты видишь человека, а в нем есть какая-то неопределенная черта, притягивающая взгляд».
А я добавил тогда, что среди таких интересных кадров попадаются и женщины, за которыми хочется просто бежать.  Вот эта   и была из той категории, за которыми хотелось бежать, по крайней мере, мне.
  Встречая приехавших, я представился. Сказал, что они у нас первые и, если что-то будет не так, предложил обращаться к персоналу отеля и ко мне, а мы постараемся все исправить и помочь. При этом я старался не смотреть на приглянувшуюся мне полтавчанку, но взгляд сам останавливался на ней.

  А в конце дня я стоял на крылечке, группа заканчивала ужин и некоторые стали выходить во двор, была среди них и та дивчина. Я посмотрел на неё, наши взгляды на секунду встретились, и в груди моей что-то тенькнуло и сладко заныло.

   Я спустился вниз во дворик, чтобы не мешать выходившим. Сошла с крыльца и она, и стала чуть в сторонке. Мы снова посмотрели друг на друга, и я не выдержал, подошел, спросил:
-И как вам отдыхается, в номере всё нормально?
-Да, в номере всё нормально, а отдыхать всегда хорошо. Как говорил один мой знакомый: «Лучше плохой отдых, чем хорошая работа». Хотя и свою работу я люблю, так что вдвойне хорошо.
-А чем занимаетесь.
-В школе физику преподаю.
-Серьёзный предмет. А еще, что любите, кроме работы?
 Девушка внимательно посмотрела на меня, улыбнулась.
-Много чего люблю, только вот всё иметь, что любишь, не получается.

  В общем, поговорили мы с ней, я узнал, что зовут её Лена, выяснил и то, что она не замужем. А затем я предложил прогуляться по вечерней Ялте. Она согласилась, мы оделись и пошли.

 Я показал ей те места, что были мне всего милее в этом городе, а это улочки, застроенные еще во времена Чехова и отдельные дома тех времён, что были и в других местах. Побывали мы и у Храма Иоанна Златоуста, прогулялись по набережной, постояли на причале.
 
Тёмное пространство впереди и свежий ветерок, напитанный запахом соленой воды, приятно холодил наши лица, а море, с лёгким шумом накатываясь на берег, наполняло всё вокруг благостью и покоем. И внимая этому, в душе моей зарождалось сладостное ожидание чего-то приятного.

   Я почувствовал вдруг и осознал, что наша встреча с Еленой не случайна, здесь и сейчас совершается что-то необычное. Возможно, рядом со мной находится моя половинка, которую я искал в этой жизни и на этой земле. И от понимания этого стало тревожно и радостно.
  Наверное, что-то схожее почувствовала и Елена, она нашла мою руку и легонько сжала её, а я пожал её руку, и было такое ощущение, что мы признались друг другу в любви.

  Мы возвратились, зашли в наше кафе в фойе на первом этаже. Я взял коктейли из шампанского, фруктовый салат и мы продолжили общение, разговаривая на самые разные темы. Но в отдельные моменты, глядя на неё, и здесь, да и раньше у моря мне хотелось обнять её и поцеловать. Однако, точно оберегая её и себя, я не делал лишних телодвижений, стараясь не разрушить или как-то навредить складывающимся отношениям.
   Говорить же о том, что мы хорошо узнали друг друга за то время, что были вместе, разумеется, не приходится. Но я понял и почувствовал главное – она человек добрый и отзывчивый.
  А еще, всё время, что Елена была рядом, она не рисовалась и не старалась выглядеть лучше, чем есть, а была сама собой. Не осуждала других, а иногда и с иронией говорила о себе и некоторых своих действиях.
  Понимала и мой юмор, смеялась там, где надо, а иногда и просто так, потому что было ей хорошо. Не было и амбиций, но, что она знает себе цену –   чувствовалось.

  Понял я и то, что для неё не менее важно, чтобы не только ей, но и другому человеку рядом было тоже хорошо, и подобное в её поведении угадывалось.
  А чтобы получше узнать друг друга, в кафе мы, шутя, начали игру в «Блиц опрос». Я предложил ей задать мне десять вопросов. А затем свои десять вопросов я задам ей. Договорились, что ответ только правдивый или никакой. Она согласилась.
   Её вопросы в основном касались моей биографии: где учился, жена, дети, а также любимые книги, фильмы, музыка. И отвечая, я старался быть предельно честным. Но было несколько вопросов и неожиданных.
  Так Елена спросила, любил ли я, или люблю сейчас кого-нибудь так, что за этого человека хотелось бы умереть. Я сказал, что «нет» и добавил, что подобное, возможно, у меня еще впереди.
Поинтересовалась и тем, жадный ли я?

-Да вроде не очень, хотя бывало - и зажиливал кое-что от бывшей жены на мужские потребности, но только с левого заработка. А вот в долг не люблю давать, и сам не прошу.
  А перед последним вопросом, подумав и хитро улыбнувшись, Елена спросила, сколько у меня было женщин, с которыми я имел интим? Сначала я хотел не отвечать, потому что пришлось бы какое-то время вспоминать, но потом всё же решил ответить. Однако Елена опередила меня, и снова усмехнувшись, предложила вопрос снять:
-А то я чувствую, что мне тоже придется на него отвечать, ведь так?
-Вопрос интересный, возможно и спрошу, но сначала сам отвечу. Будем считать, что было их чуть больше трёх, а может и больше пяти. А если честно – не считал. Теперь твой вариант ответа на подобный вопрос.

   -Мой ответ схожий, только уточнение – было их больше, чем два. – Она наклонила голову и, не поднимая глаз, добавила. – А если честно, то было их три. С одним мы хотели пожениться, но не сложилось. Одним увлеклась я, а один увлёкся мною, и сейчас есть вариант выйти за него замуж. – Она помолчала и добавила. - Но всё тяну и никак не решусь, хотя и время вроде как поджимает, двадцать восемь уже.

  -Ну, так и меня, получается, что время тоже жмёт - тридцать шесть уже. 
  Елена внимательно посмотрела на меня и сказала:
 -А за тебя я бы пошла, хотя знаю всего два часа. Чувствую, что ты тот, кто мне нужен. - И, помолчав, вдруг спохватившись, добавила. - Извини, если сказала не то. Никогда в подобные игры не играла и никому не говорила о своих мужчинах и замужестве.
 
   Она взяла бокал, вынула соломинку, выпила остаток коктейля. Затем решительно встала и, как можно отстранённее от своего признания, сказала:
   -Ну, что пойдем спать, поздно уже, а нам завтра рано вставать.
Я расплатился, и мы пошли на выход.

 И вот здесь мы сделаем небольшое авторское отступление с пояснением. А суть его в том,что когда Лена в первый раз увидела Виталия, то подумала – интересный мужик и еще мелькнула мысль, что такие субъекты редко бывают холостыми. Но затем на прогулке быстро выяснила, что – холостой, и почему-то обрадовалась.
 
  Спонтанно проявилась и симпатия к нему. А случилось это, когда они вышли на пирс и какое-то время стояли и молча слушали шум моря. И здесь, из разрозненных ощущений, что испытывала она во время их прогулки и беседы по пути сюда, и возникло неконтролируемое желание дотронуться до него.
  Сначала Елена даже не поняла, что непроизвольно взяла его за руку, и только когда в ответ он слегка сжал её ладошку, она осознала произошедшее.
   А после двух часов знакомства вдруг сказала, что вышла бы за него замуж. Признание прозвучало так неожиданно и для неё самой, что Елене стало даже неловко, и она извинилась.

   И вот эта череда необъяснимых и ей самой поступков и вывела Елену из равновесия, и она резко встала и сказала, что уже поздно и лучше пойти спать.
  Но когда они подошли к двери её номера, то Виталий, до этого никак не отреагировавший на её признание, вдруг спросил:
 -Ты сказала, что вышла бы за меня замуж, это серьёзно или шутка?
 -А как тебе больше нравится, так и воспринимай, -  сказала Елена.
 -Тогда я тоже скажу, что я бы на тебе женился.

 -И что, мне тоже предлагаешь выбирать между шуткой и серьёзным, - усмехнулась Елена.
 -Нет, я сказал это вполне серьёзно.  И могу добавить примерно тоже, что и ты говорила, у меня ощущение, что ты та женщина, которая мне подходит, – он помолчал и добавил. - Я человек на этот счет сомневающийся, но здесь никаких сомнений пока не появилось.
  Елена молчала, выжидающе смотрела на него, и Виталий вновь заговорил.
 -Не подумай, что я говорю это, чтобы затащить тебя в кровать. Поверь, это не так. Я слишком дорожу тем, что у нас складывается, и не хочу лишний раз рисковать и нечаянно обидеть тебя.

  -И что будем делать после того, что мы тут друг другу наговорили. Может, всё-таки разойдемся и поспим, а заодно проверим и поговорку про утро, которое вечера мудренее.
  -Согласен разойтись и поспать
  -Тогда бывай здоров, и хороших сновидений.
  -И тебе того же. Пока!

  …А следующий день у группы была запланирована поездка в Севастополь и Бахчисарай, поэтому, позавтракав пораньше, все и укатили в эти города. Я же не стал выходить к ним и лишний раз попадаться Елене на глаза, хотя желание увидеть её было. Но вместо этого спустился в подвал и занялся насосами.  В общем, нашел себе работу.
 
  Ну, а что Елена не выходила из головы, можно было и не говорить, но раз сказал, то и поясню. Утром мои желания и оценки насчет Елены никак не изменились, только добавилось еще одно – желание физической близости.
  Я проснулся и, находясь в неге и тепле под одеялом, начал мечтать, что если бы здесь и сейчас была  Елена, то  было бы мне намного приятнее.  И мои фантазии увели меня в такие чувственные дали, что рассказывать об этом уже как-то и неудобно. Да, наверное, и необязательно всем знать, что я на придумывал себе под одеялом.

  Ближе к вечеру экскурсанты наши возвратились. Я услышал, что они подъехали, и вышел во двор. Елена увидела меня и приветливо кивнула, я подошел, и мы отошли в сторонку.
-И как поездка? – спросил я.
-Отлично! Особенно понравился Севастополь. Это - то место, где мне хотелось бы жить, - сказала Елена.

 -А ты знаешь, что я тоже подумал об этом, когда побывал в Севастополе. И всё-таки мы с тобой, реально подходим друг другу. У нас и желания схожие.
-Но, наверное, не мы одни, кто хотел бы жить в этом городе.
-Да, возможно найдутся и другие, и всё же это неспроста, что мы встретились с тобой.
-Значит, твои желания со вчерашнего дня не изменились?
-Нет, а твои?

Елена задумалась, внимательно посмотрела на меня и сказала:
-Знаешь, я вчера долго не могла заснуть. Да и сегодня дорога туда и обратно дала возможность хорошенько подумать. И в данный момент у меня дилемма выбора между тобой и моим нынешним поклонником. Он меня любит, по крайней мере так говорит, и мужик вроде как неплохой, но вот кроме симпатии у меня к нему ничего больше нет и это  напрягает. И как оно будет в жизни – вопрос.
 
  Хотя для самой жизни у него  всё необходимое есть: бизнес, машина, квартира, ну и дочь четырнадцати лет, которая осталась с матерью. Но они встречаются, обещает и меня познакомить с девочкой.

 Ты не обижайся и пойми меня, мне уже не шестнадцать, я должна думать не только о себе, но и о детях, что будут. А я хочу, чтобы у меня были  дети и не просто от кого-то, а от человека, который мне дорог,  симпатичен, приятен, с которым мне легко и комфортно. Возможно, для меня это и будет означать любовь.

 Так вот в этой дилемме ты мне более симпатичен, приятен, мне с тобой интересно, легко, а главное, я согласна пойти и дальше определиться и с тем, чтобы жить вместе, иметь детей. Видишь, как я далеко зашла в своих размышлениях.

  Но, есть  и вопросы. Насколько я понимаю, у тебя пока ничего своего нет?
  -Вопрос интересный, поэтому давай сделаем так, ты сейчас немножко передохнешь: примешь душ, сходишь на ужин, а после зайдёшь ко мне. А живу я на первом этаже, в конце коридора, на двери написано: «Служебная».  Так вот, придешь и там, я тебе всё расскажу, а кое-что и покажу.
 -Хорошо, - согласилась Елена, и на этом мы и разошлись.

  А через полтора часа посвежевшая, веселая и необыкновенно привлекательная Елена появилась у меня в комнате. Улыбнулась, осмотрелась и сказала:
 -А у тебя мило, чистенько, тепло и уютно, вроде, как и не мужчина живет. Сам убираешься?

 -В принципе, да, но стараюсь поменьше сорить и бедлам устраивать.
 -Значит мужик ты аккуратный – это уже хорошо! А картина, почему на мольберте стоит, твоя, что ли? – Елена подошла к мольберту, на котором стояла картина «Иисус в пустыне» и стала её рассматривать.

 -Да, моя.
 -И ты хочешь сказать, что нарисовал её сам?
 -Да, сам. Разве что помогал кто-то оттуда, - сказал я и указал глазами вверх.
 -Ты что, художник?
 -Да нет, так, любитель. Если ты помнишь, я инженер-строитель, и об этом  говорил, когда  отвечал на твои вопросы.

 -Я в живописи не очень разбираюсь, но картина твоя мне нравится. - Елена отошла, насколько позволяла комната, слегка наклонила голову, рассматривая картину, и добавила. - В ней что-то от  импрессионистов есть, а они  мне по душе, в институте преподаватель по культурологии, похоже фанат их, о этих французах много рассказывал и репродукции показывал.

  -И мне импрессионисты тоже по душе, - сказал я, - только я их узнал совсем недавно после того, как начал рисовать, а до этого, можно сказать, что и не слышал.
 -И как это возможно?
 -Ты сядь вот в кресло или на диван, и я всё тебе расскажу, за этим и позвал.
И я рассказал, как приехал сюда, чем занимался и как с испугу, полгода назад, занялся рисованием, а потом и увлёкся. Ну, и про всё остальное рассказал - детективное и не очень из моей жизни в Ялте. Только вот про Марину и Аллочку говорить не стал, лишь сказал, что были и увлечения.

  Рассказал о поездке в Париж, и как создавалась эта картина, и почему она осталась на мольберте, и как я её переделывал, и зачем ездил в Израиль.
 Показал и камень, что нашел в пустыне по наводке непонятно кого. Елена взяла камень, повертела и спросила:
 И ты полагаешь, что он побыл в руках Иисуса?!

 -Утверждать на сто процентов, я не могу, но что человек, очень похожий на него брал камень в руки и был рядом – это видно в тех картинках, что я разглядел в этом кругляше. Я еще много чего  увидел в нём, вот и роман пишу об этом, он у меня в компьютере, я тебе потом покажу. А еще этот камень обладает удивительными свойствами, которые я и   хочу использовать.
  И я рассказал, что изменилось с моей памятью и другими сторонам жизни, да и в самом отеле, когда появился здесь этот гость из пустыни.  Рассказал и о том, как потенцию мужиков он поднимает, а поэтому я  хочу открыть массажный салон и по полной  использовать  силу камня.

  Сказал и о том, что отель брата, но я с него имею свой процент, а  в планах - расширить отель. Над двориком на колоннах сделать пристройку - продолжение  второго этажа. Есть намерение и чердак переделать под мансарду, где будет с десяток номеров эконом класса.
 
  - А часть этой пристройки и мансарды будут уже и моей собственностью, с братом мы об этом тоже договорились. А для проведения этих работ я уже  собрал около десяти тысяч долларов.  Кстати, и картины мои покупают, а это тоже приработок.

 -Выходит, что ты, кроме того, что строитель, еще и творческая личность – картины рисуешь, роман пишешь.
  -Получается, что так.
  -С тобой точно не соскучишься, мне становится всё интереснее. Чем еще удивишь?!
  -Да, забыл, у меня же машина есть.
  -Ну, её то я  видела во дворе, красная «Шкода Фабиа».
  -Нет, эта машина не моя - брата, он мне поездить дал. А у меня есть раритетный «Майбах», кабриолет тридцать девятого года выпуска. Я его буквально недавно на свою  «Шевролет-Ниву» выменял, и считаю, что мне  повезло.

  -У тебя есть  немецкий кабриолет, которому  семьдесят лет!? – неподдельно удивилась Елена.
  -Есть! Хочешь, покажу?

   Я открыл ноутбук и показал ей фото машины, которое сделал, когда мы выгрузили её  возле бокса в Ростове, и я хорошенько помыл своё драгоценное приобретение и немного привел в порядок.
 -Разумеется, её надо доводить до ума, вкладываться, но и сейчас машина тянет, как минимум на 15, а то и 20 тысяч долларов. А если сделать, как я хочу, то цена её возрастёт в разы. Машина редкая,  и по цене  «Роллс-ройсу» не уступит. Я в интернете всё это изучал.

-Мне такие машины очень нравятся, - сказала Елена.
-Я же говорил, что мы с тобой похожи в своих предпочтениях.
-Да, в такого мужчину не влюбиться просто грех. Давай, я тебя поцелую,- сказала Елена и прикоснулась губами к щеке, а я не выдержал, обнял её и первый раз поцеловал по-настоящему.
 
  А потом мы нырнули под одеяло, где смеялись и радовались тому, что нашли друг друга.  А ещё я порадовался и  тому, что мои утренние фантазии насчет Елены, оказались на много бледнее реальности.
  Но, проснувшись  утром, я вспомнил один вопрос, который для меня остался невыясненным. Я не стал говорить Елене, что объехал весь Крым и способствовал тому, чтобы  полуостров  когда-нибудь вернулся в  Россию. Подумалось, а вдруг она окажется ярой националисткой, что тогда?   И вот этот вопрос, как заноза, застрял во мне, и надо было его прояснить.

   Поэтому вечером, когда мы вышли на прогулку, я и завел разговор на тему Крыма. Сказал и о том, что стал он украинским  по недоразумению и недосмотру, а случившееся не нравится большинству россиян, да и многим крымчанам тоже. Но Елена к этой теме отнеслась прохладно, и тогда я напрямую спросил,  как  она отнеслась бы к тому, если Крым вдруг вернётся в Россию?
  -Ты говоришь «вдруг вернётся» и, как это, по-твоему, может быть? – спросила она.
  -Ну, не знаю. Крым - это же Республика в составе Украины, и вроде как самостоятельная. Собрались депутаты, проголосовали, разумеется, при поддержке народа,  и вошли в состав России.
 -Если честно, я за Украину сильно не держусь, - сказала Елена, - одно время даже свалить хотела. Многие уезжают на заработки в другие страны, но больше всего в Россию, и мой отец туда ездил. Да и родился он и жил раньше в Тамбовской области, там и родственники остались. А потом техникум в Донецке окончил, женился, и остался здесь.

   Вот и я себе место воспитательницы или преподавателя в Москве подыскивала. Ну и с прицелом, если всё будет нормально, то и остаться там. Но потом бизнесмен объявился и вроде, как искать работу на стороне, стало ненужно. Только к чему ты всё это клонишь, что-то  я не пойму?
 -Да так, зондирую на всякий случай, а вдруг, действительно случится такое, а ты ярой националисткой окажешься, что тогда?

 -Не бойся, националистка из меня никакая. И потом, как я понимаю, при любом раскладе мы с тобой здесь останемся. А будет невмоготу, уедем в Россию, а то и куда подальше. Я человек, по большому счёту, прагматичный и на всяких предположениях не зацикливаюсь.

   После этого разговора я и рассказал ей о своих маневрах по объезду Крыма и  прочими делам, связанными с этим. Елена выслушала, усмехнулась и спросила:
-И ты веришь, что поможешь Крыму?
-Верю! Неспроста же всё это пришло ко мне, а мои способности до приезда сюда, практически бесполезные, проявились именно здесь, в Крыму.
-Только никому не рассказывай, а то мало ли что могут подумать.
-Пусть думают, но Крым когда-нибудь всё равно вернется в Россию.

  А потом мы пошли в Собор. Было седьмое января - Рождество. Постояли у иконостаса, празднично украшенного и расцвеченного лампадами, поставили свечи за здравие родных и близких, перекрестились, вышли и направились к набережной.

  На дворе был январь 2010 года, и до торжества Божественной справедливости, свершению которого я и способствовал, оставалось чуть больше четырех лет…

Это ещё одна глава из романа «Однажды в ЯЛТЕ», а полностью с произведением можно познакомиться на ЛИТРЕС.
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх