На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

РЖАКА

187 531 подписчик

Свежие комментарии

  • Элеонора Коган
    Пете стали уделять меньше внимания из- маленького Тёмы и он обиделся и ушёл. Именно пёсик Джери-Лохмач был с ним и он...Я нужен
  • Элеонора Коган
    Добрый рассказ о любви. верности и дружбе!!!!Я нужен
  • Элеонора Коган
    Хорош, что цела осталась, ха-ха-ха!!!!Верхом на метле...

Последняя семья

 

Томка умирал долго. Почти год. Красивый таец с раскосыми глазами превратился в худого маленького котика. Они спасали его от почечной недостаточности. Врачи, системы, уколы, таблетки…

И всё же, ничего не помогло...

Томка дождался прихода жены с работы и умер у них на руках. До последней секунды они уговаривали его поверить в то, что они его любят и, естественно, зареклись брать ещё кого-либо.

Через год у них было три кошки, три кота, три собачки, две крысы, две морских свинки и два попугая.

Все с улицы или от тех, кто уговаривал их взять надоевших животных. И они брали, понимая, не возьмёшь, те окажутся на улице.





Кошки дрались и били котов. Те не дрались. У них на это не хватало ни желания, ни сил. Поэтому котов поместили в другие комнаты, где драчливые дамы не могли достать несчастных существ.

Плюс работа, плюс домашние дела, плюс время поспать и поесть, поэтому они и не заметили, как пришел вирус, в этот раз совсем другой. Он не вызывал в организме человека выработки иммунитета.

Человек болел два раза, три, четыре, пять… И всегда одинаково тяжело. Пока не наступал печальный естественный результат. Спасения и прививки не было. Просто не было ни у кого вариантов для него. И города стали пустеть....

Кто мог, уехал в посёлки, далёкие от городов, что тоже не очень помогало. Кто мог, уехал в свои виллы или домики, стоящие далеко от всех, и закрылись там. Но большинство не имело такой возможности, поэтому они так и жили, надеясь на везение или благоприятный исход заболевания, но его не было.





Не было ни для кого, или почти ни для кого... Одинаково умирали все. И те, кто не верил в вирус, и те, кто верил в него. Приговор был для всех одинаков.

Когда дом, в котором они жили, опустел полностью, они всё так же, как и раньше, выводили своих собачек на прогулку. И считали оставшуюся еду, стараясь растянуть её как можно на больший срок. Хотя, конец был вполне себе предсказуем. Больше взять её было неоткуда.

Поэтому, когда перед домом остановился бронированный автомобиль, и из него вышли люди в костюмах биологической защиты, это очень удивило мужа и жену, выгуливающих в этот момент своих собачек. Ведь кроме них, в этом доме никого не осталось. Им и в голову не могло прийти, что эти люди приехали к ним.

- Нам надо поговорить, - сказал один из вышедших из машины людей.

Они поднялись в квартиру.

– Полковник Петерсен, - представился один из вошедших, - Вы не могли бы ответить на несколько вопросов?





– Само собой, - согласилась жена.

И тогда он стал выяснять, где и когда родился каждый из членов этой семьи. Кто родители. Сколько времени они живут вместе. И он был чрезвычайно удивлён, когда оказалось, что шесть человек, живущих в этой квартире, происходят из четырёх разных семей, но живут при этом вместе уже не меньше десяти лет.

Полковник попытался вытереть вспотевшее лицо. И наткнулся на защитное стекло костюма.

- Как вы можете объяснить? - спросил он, - Что из всего дома только ваша семья осталась?

- Мы не знаем, - ответил муж, держа на руках одну из кошек.

Взгляд Петерсена задержался на ней.

- А сколько у вас животных? - спросил он, и его глаза полезли на лоб, когда он услышал весь список.

- Однако,- рассмеялся Петерсен, - Весёлая у вас тут компания, как я посмотрю.

- Не жалуемся. Скучать некогда, - ответила одна из взрослых дочек.

Её муж тяжело вздохнул, отвёл взгляд в сторону. Он не любил животных, но свою жену обожал, а поэтому, сами понимаете, особого выбора у него не было.

- Мы вам оставим продукты, - сказал полковник и добавил, - И питание для всех животных подвезём.

И это вызвало в семье живейший интерес и одобрение.

- У нас есть только одна просьба, - продолжил Петерсен, - Не могли бы вы все сдать по несколько миллилитров крови на пробы?

Все согласились.

И оставив достаточное количество продуктов, бронированная машина, завывая по непонятной причине сиреной, умчалась.

В исследовательском центре доктор, который руководил разработкой вакцины, не спал вторые сутки. Он напряжённо всматривался в очередную серию проб вакцины, стараясь сосредоточиться.

Доктора в глаза и за глаза все называли – Док.

Так и обращались к нему.





– Док, пришла новая серия.

Пробы крови доставили к одному из лаборантов, который работал в особо защищённом помещении. Проведя необходимую обработку, кровь, как и всё предыдущие пробы, стали опробовать на вирусе.

И тут телефон у Дока зазвонил.

Взволнованный лаборант требовал, чтобы тот немедленно пришел к нему.

Док тяжело вздохнул и посетовал своему давнему другу, профессору микробиологу, что негде взять нормальных работников. Приходится обходиться теми, кто остался в живых.

- Вторые сутки не сплю, - пожаловался Док, - Зовут каждые десять минут. То туда, то сюда. И всё бесполезно.

- Отдохнуть тебе надо, - заметил профессор, - Свалишься скоро.

Но Док уже не слышал его. Он шел в раздевалку, где одел защитный костюм с баллоном для дыхания и пошел в комнаты для особой обработки входящих.

Когда он взглянул в микроскоп, то первым его желанием было снять очки и протереть их.





Выругавшись из-за того, что такой возможности не было, он опять прильнул к микроскопу. Нет.

Нет, ему не показалось. Вирус не умер, но он явно замедлился. Микроорганизмы шевелились теперь еле-еле, так, будто кто-то вкатил им хорошую дозу успокоительного, а может и снотворного.

Док вскочил в сильнейшем волнении и побежал к выходу.

Вызвав полковника Петерсена, он стал выяснять где, когда и у кого была взята эта проба.

Узнав все подробности, Док стал собираться со всеми своими помощниками и полковником. И вскоре они уже были на месте, где врачи провели подробное анкетирование и анализы.

Док забыл о том, что шли третьи сутки без сна. Наоборот, он чувствовал сильнейшее возбуждение. Вот бы ещё глаза не закрывались сами собой.

После обработки новых анализов в лаборатории Док вызвал полковника.

- Петерсен, - сказал он, - А какой суммой вы располагаете?





- Ну, вполне себе достаточной, - ответил полковник и спросил в свою очередь, - А в чем дело?

- А какую сумму вы можете им выписать? - спросил Док, - Мне просто необходимо, чтобы они сдали хотя бы по двести миллилитров крови.

Петерсен написал на бумажке число и показал Доку.

- Немного, - ответил тот.

– Ну, - заметил полковник, - Мне ведь тоже надо отчитываться по затратам. А такие расходы не предусмотрены.

Но семья, которой, уже еле стоявший на ногах Док, показал чек, была в полном восторге.

- Это больше наших зарплат за год, - обрадовался муж и дал согласие.

Согласились и все остальные.

Привезя образцы крови, Док ушел поспать несколько часов.

А когда он проснулся, всё уже было готово.

- Вне всякого сомнения, - сказал Док профессору, который в сильнейшем волнении рассматривал результаты проб.

- Чем объясните? - поинтересовался профессор-микробиолог.

- Мне кажется, - продолжил Док, - Что я догадываюсь в чём дело. Они члены четырёх семей. И генотип у них разный, и всё вообще разное, и нет ничего общего. Но это только на первый взгляд. А на второй... На второй, есть одно, что их всех объединяет, - это наличие большого количества животных дома в течение большого времени. И у меня есть подозрение, что они все уже многократно переболели этим же вирусом в разных вариантах. И их организмы научились справляться с этим заболеванием, сводя его к лёгкому гриппу. А ведь именно это нам и надо было. Теперь, когда вирус ослаблен, осталось разработать вакцину, которая убьёт его, и это будет нетрудно.

Через несколько месяцев вакцина была готова, и сам президент первым получил её перед экранами видеокамер и огромным вниманием всего мира.

Он гордо объявил, что под его непосредственным руководством военные и медики, день и ночь работавшие над проблемой, пришли к замечательному результату, и что это новый шаг и надежда для всего мира.  И что они готовы к сотрудничеству со всеми странами. А потом он обратился к гражданам своей страны и подчеркнул, что рассчитывает на их поддержку и понимание, и что забота об их здоровье, это его наипервейшая задача.





После него выступил полковник Петресен и Док.

Петерсен долго и нудно объяснял всем задачи и выполнение. Перечислял номера военных частей, а Док добил зрителей лекцией по микробиологии. После чего президент вручил им государственные награды и чеки на очень большие суммы.

За сценой Док подошел к президенту и спросил.

- Господин Президент, почему вы не упомянули имя семьи, которая, собственно говоря, и спасла мир?

Президент слегка смутился, но быстро нашелся и ответил:

- Это был их гражданский долг. А имена. Ну, что же имена? У меня много избирателей, и я не могу думать о нескольких. Я обязан заботиться обо всех. И вообще, они должны быть счастливы уже тем, что имели такую возможность - помочь стране.

После чего он ушел, гордо подняв голову, а его свита еще очень долго шипела на Дока,

имевшего наглость предъявлять претензии самому президенту.





Док подошел к полковнику Петерсену.

Тот стоял в стороне и смотрел на происходившее с явным отвращением на лице.

- Что вы думаете об этом? - спросил Док у полковника.

- Мне думать не положено, - ответил тот, - Я приказы исполняю.

- А я, знаете ли, - ответствовал Док, - Привык думать. И мне, знаете ли, противно. Скажите, полковник, можете ли вы оказать мне небольшую услугу?

Петерсен посмотрел на Дока с интересом.

– С радостью

- Съездите ещё один разок в эту семью, - продолжил Док, - Неофициально, так сказать, чтобы просто поблагодарить. И вот что...

Док протянул Петерсену свой чек.

- Сделайте мне такое одолжение. Передайте им вот этот чек. Потому как, - продолжил Док и запнулся, - Я не могу вам объяснить, полковник, но мне кажется, что так будет правильно.

Полковник Петерсен вдруг вытянулся в струнку и по-военному чётко ответил:





- Так точно. Будет сделано, - и добавил, – Почту за честь.

Потом вытащил из папки свой чек и положил рядом.

Док улыбнулся.

- Рад, что не ошибся в вас! 

Через пару дней а двери семьи, оставшейся в доме в одиночестве, позвонили.

На пороге стоял полковник Петерсен в парадном мундире.

- Я пришел поблагодарить вас от имени правительства, - сказал он.

После чая с галетами, а именно такой набор теперь привозили военные. Полковник вытащил два чека и передал их мужу с женой. Вся большая семья рассматривала эти бумажки, и на несколько минут в комнате воцарилась тишина. А потом жена почему-то заплакала, а муж осторожно положил трясущимися руками чеки на стол.

- Господи, - сказал он, - Господи, ведь это просто огромная сумма. Мы сможем купить виллу и больше никогда не работать!

- Вот и славно, - согласился Петерсен, - Вот и славно. Только своих животных возьмите с собой. Хотя, я думаю, что вы и сами об этом не забудете. Знаете? Это ведь, на самом деле, вы им должны быть благодарны. Благодарны за то, что остались живы, и за то, что разбогатели.

Полковник Петерсен встал, вытянулся в струнку и отдал честь.

Люди начинали возвращаться в города. Вакцина действовала и вирус отступил. И снова они выискивали выживших животных и кормили их, и подбирали с улиц.

Все остальные смотрели на них с удивлением и говорили.

- Делать им нечего. Тут проблем полно, а эти опять за своё.

Они отворачивались с удивлением и непониманием.

Всё возвращалось на давно уже накатанные рельсы. Жизнь возвращалась в свою колею.

Да, дамы и господа.

Мне очень хочется, чтобы всё это было только моей фантазией, но мне кажется, что такая история вполне себе могла бы быть.

Вот так-то...

 

ОЛЕГ БОНДАРЕНКО

Картина дня

наверх