РЖАКА

187 416 подписчиков

Свежие комментарии

Эксперимент....(не юмор).

Эксперимент....(не юмор).
Главным и единственным талантом Артура Феофанова было тщеславие. Неизбывное и всепоглощающее. Вывод комиссии был единогласным: Артур подходил для эксперимента, как никто другой. Остальные несколько десятков претендентов были отправлены домой.
История умалчивает, повлияло ли как–то на комиссию то, что родители Артура обладали огромным состоянием. Но многие аналитики, сейчас, спустя годы после описываемых событий, прочно вошедших уже в учебники психологии и медицины, склоняются к тому, что это в значительной мере повлияло на становление личности самого Артура. Он рос капризным, взбалмошным и избалованным ребёнком и таковым и оставался в свои двадцать три года.
Злые языки утверждали, что родители Артура проплатили решение комиссии.
Детали эксперимента тщательно освещались средствами массовой информации, сам же Артур был введён в курс дела часто моргающим профессором с покосившимися очками.
––Артур,––сказал профессор, поправляя очки,––Мы дадим вам одно медикаментозное средство...
––Чё?––переспросил Артур.
––Вот эти таблетки,––перефразировал профессор и поставил на стол пузырёк,––Это очень дорогое средство, экспериментальное. Как вы знаете, мы обещали сделать вас крайне талантливым.
Теперь я расскажу вам, как это произойдёт. Вы будете каждый день принимать по одной таблетке. Это активизирует скрытые резервы вашей психики и заставит мозг работать так, как работает мозг литературного гения. Иными словами, это медикаментозное... эти таблетки сделают из вас самого талантливого писателя в истории человечества.
––Зашибись!
Эксперимент начался. Первую таблетку Артур принял в присутствии моргающего профессора и съёмочной бригады федерального телеканала.
––Главное, не сдерживайте себя,––сказал профессор,––как почувствуете, что таблетка подействовала, не надо терпеть––творите.
Молодой человек поводил языком по нёбу, глядя в потолок.
––Вроде, чё–то есть...––задумчиво проговорил он,––Какой–то прИход... Вроде уже хочется поделиться с читателями.
––Ну так за дело!––профессор сложил ладони ковшиком и сделал жест, словно выпускал из рук птенца.
Артур пожал плечами, цокнул языком и отправился в кабинет творить, прихватив планшет.
Как и советовал профессор, Артур себя не сдерживал. Его плодовитости позавидовали бы литературные мэтры, или, как называл их сам Артур, "эти".
В первый же день он создал пять страниц будущего бестселлера. К концу недели, когда профессор привёз новый пузырёк таблеток, были закончены уже сто страниц. Похоже, самому Артуру немало льстили статус гения и внимание прессы, и ему не терпелось завершить свой первый шедевр.
Через месяц книга была готова. Трёхсотстраничный роман с интригующим названием "Чёрный ветер". В напечатанном варианте получилась весьма толстая книга с красочной обложкой, на задней части которой располагалась фотография Артура в задумчивости.
Роман был наполнен берущими за душу образами и выражениями, достойными пера лучших представителей литературного цеха. На первой же странице Артур зашёл с козырей. Шедевр начинался так:
"Оглядывая прожитую жизнь..."
Далее встречались не менее драматичные высказывания вроде:
"Была тёмная ночь, когда я родился";
"Выживать я учился на улице";
"Деньги––это всего лишь деньги"
И даже покоряющее своей глубиной "Любовь––это когда хочется человека, невзирая ни на что".
На нескольких ведущих телеканалах в вечерний прайм–тайм вышли ток–шоу, посвящённые Артуру Феофанову, на которых сам Артур, согласно предписаниям профессора, не присутствовал.
На шоу феномен Артура обсуждали актёры, певцы, политики и другие известные люди.
В утренние часы вышла передача про здоровье под названием "Таблетки гениальности".
На передаче феномен Артура обсуждали актёры, певцы, политики и другие известные люди.
Не оставалась в стороне и Интернет–аудитория. Рьяно шли споры о том, может ли и в самом деле таблетка сделать человека гениальным. Сторонники были уверены, что может, и приводили в пример роман Артура, противники же категорически возражали и полагали, что Артур был гениален сам по себе изначально. Как бы то ни было, в гениальности Феофанова никто не сомневался.
Молодёжь видела в Феофанове своего парня, говорящего с новым поколением на их языке с использованием современного сленга.
Представители пожилого поколения безошибочно узнавали в "современном" сленге советский тюремный жаргон, и уважительно сочувствовали автору.
Когда накал страстей достиг, казалось, своей верхней точки и готов был пойти на убыль, публика была взбудоражена очередной сенсацией. Группа учёных, ответственных за эксперимент, во главе с часто моргающим профессором в покосившихся очках, заявила о том, что намерена увеличить дозировку препарата вдвое.
Новая книга Артура Феофанова обещала быть в два раза гениальней.
––Артур,––просто сказал профессор,––Теперь принимайте по две таблетки вместо одной и продолжайте делать то, что делали раньше.
––Курить вейп?––уточнил гений.
Профессор вздохнул.
––Нет, я имел в виду продолжайте писать. Начните новую книгу. Не спешите, подарите этим людям очередной шедевр.
Очередной шедевр был готов через два месяца и носил название "Кибернетический дождь". Некоторым экспертам было очевидно, что в названии явно отражена преемственность первой книги "Чёрный ветер" через перечисление природных явлений, но слово "кибернетический" предполагает акцент на современных технологиях. Более лирично настроенная публика увидела в названии горечь об утрате естественности и замене истинного искусственным.
На нескольких ведущих телеканалах традиционно вышли ток–шоу, где новую книгу обсуждали актёры, певцы, политики и другие известные люди.
В литературных кругах книгу оценили не иначе как "глоток свежего воздуха".
По мотивам книги один очень известный актёр снял фильм, где в главной роли снялся один очень известный режиссёр.
Критики не сговариваясь выдвинули книгу на соискание высшей литературной премии страны. Стоит ли говорить, что премия была присуждена "Кибернетическому дождю"?
Казалось, все вершины покорены, чего ещё было желать?!
И тут профессор огорошил всех, заявив, что эксперимент выходит на невиданный доселе уровень, и при написании третьей книги автор будет принимать в день по целому пузырьку таблеток гениальности, то есть ровно по десять штук.
Некоторые трения, правда, возникли с самим автором. Профессору пришлось потратить несколько минут, чтобы убедить Артура, что он не собирается "травануть его как тот доктор Майкла Джексона в зените славы", и что многократное увеличение дозы вполне безопасно, что было доказано опытами на несчастных животных.
Доверившись аргументации профессора, Артур Феофанов взялся за третью книгу. С начала эксперимента прошёл год, когда третья книга была закончена.
Публика затаила дыхание в ожидании откровения, которому вне всяких сомнений суждено было пролиться со страниц нового романа.
И Феофанов не разочаровал.
Теперь во всяком уважающем себя обществе, в любой Интернет–тусовке, в каждом литературном кружке и на интеллектуальных посиделках ни одна беседа не обходилась без цитирования Феофанова или отсылок к заключительной книги его знаменитой трилогии.
Книга, как утверждали почитатели, была от корки до корки пропитана аллегорией, истекала многозначительностью и, словно торт из коржей, состояла из скрытых смыслов.
Книга называлась "Зыбучие пески пустыни" и была весьма увесистой. Помимо печатной версии была выпущена аудиокнига, начитанная десятью различными дикторами.
Феофанов стал лицом с обложки и завсегдатаем светских туссовок. Стареющие бизнес–леди делали ему дорогие подарки, вышедшие в тираж футболистки мечтали спеть с ним дуэтом, а один холостяк даже подарил розу.
И тут как гром среди ясного неба прозвучало объявление о решении прекратить производство таблеток гениальности.
––Что же теперь будет?––в панике спросил Артур у часто моргающего профессора,––Я не смогу больше писать?
––Отчего же,––ответил профессор, поправляя вечно кривые очки,––Вы можете писать сами по себе, то есть без приёма нашего средства, а мы продолжим наблюдение за вами. Возможно, таблетки имеют ещё какой–то остаточный эффект, так что я не рекомендовал бы вам затягивать с новой книгой.
И автор спешно принялся за четвертую книгу.
Однако, нового шедевра не получилось. Новая книга была встречена насторожено, если не сказать прохладно, многие поклонники творчества Феофанова отмечали, что без таблеток роман получился поверхностным. Та же участь постигла пятую книгу, а к окончанию работы над шестой про Феофанова уже стали забывать. С начала эксперимента прошло два года.
После долгого перерыва профессор навестил Артура Феофанова. Визит был заключительным и призван был ознаменовать собой окончание эксперимента.
––Профессор, вы не можете так поступить!––воскликнул Артур,––Дайте мне этого долбанного средства! Без таблеток мои книги получаются неинтересными, они никому не нужны! Продажи падают, меня не читают!
Профессор подбоченился, сложил ладони замком и ответил:
––Это никак не связано с приёмом лекарства.
––Что вы имеет в виду?
––Я имею в виду, что вы никогда не были гениальны––ни до таблеток, ни после того, как начали их принимать.
––Что за чушь?! Я лауреат литературных премий, мои книги продавались рекордными тиражами, меня цитируют...
––Послушайте,––перебил профессор, — я не исключаю, что у вас есть способности в той или иной области, будь то литература, музыка или что–то ещё, я не знаю. Но развить вы их сможете не с помощью какого–то волшебного средства, а через труд и работу над собой. А эти таблетки––это всего лишь леденцы. Вам знакомо такое слово как "плацебо"? То есть пустышка. Так вот, эти таблетки––это плацебо.
Да, они внушили вам веру в себя и мотивировали писать. Хоть это и было весьма посредственное чтиво, признаться, я был удивлён тем, с каким энтузиазмом вы выдавали страницу за страницей.
Только эксперимент проводился не над вами, то был эксперимент над обществом. И пустышкой в эксперименте являлись не таблетки. Пустышкой, которую мы без труда заставили это общество проглотить, были вы.
 
 
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх