На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

РЖАКА

187 536 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр Попов
    МУТЬ хреновая.Прошлой осенью мы...
  • Павел Соколенко
    На момент появления всех этих анекдотов она не просто работала, но и была гораздо моложе.18-летняя Катя, и...
  • Элеонора Коган
    А теперь ещё и щенок, а потом ещё и ослика найдут выброшенного.Мазай, Герасим и ...

Карма...

Он перевелся к нам из другого района, молодой опер, по фамилии Петров. Народ покрутил пальцем у виска. У нас нагрузка в 2 раза больше, и никаких тебе премий, квартальных, 13, и прочих. Да и за переработку никогда не дождешься. Перевелся и перевелся. Кадровичка сказала, что в рапорте указал «по семейным обстоятельствам».

Да любой семейный человек побежит из Невского района роняя тапки, при первой же возможности. Ну да дело его, в конце то концов.

Петров начал работать. Спокойный парень, поручения от следствия, мои то есть, выполняет, не хамит, не грубит, пальцы не растопыривает. В коллектив влился. На праздники складывается. Одно народ настораживало, не пьет. Ну не пьет и все тут. Сначала думали, что стучит начальству. Нет, не стучит. Решили, может язва, или что-то другое со здоровьем. У всех свои особенности. Я вот не курю. А он – спиртного ни-ни.

Как-то я шла на работу пешочком, дождичек мелкий, прохладно. Смотрю, лицо знакомое. Тащит наш Петров мужичка-выпивоху, соседа моего. У мужичка и жена поддающая, недавно оба в двушку въехали. Тащит аккуратно и заботливо. Я подошла.
- Помочь надо, Петров?
- Нет, порядок Лена, сам справлюсь.
- Сынка, да не тяни ты меня, сам могу пойти,- ворчит мужичок.
- Сына, да ты папку пожалей, не волоки то так. Ну подумаешь, выпил, - говорит женщина, семенящая рядом. А сама на ногах едва держится.

Тут мне и стали понятны семейные обстоятельства Петрова. Смотрели на меня эти обстоятельства серыми глазами, и выдыхали перегар.
Видно эти семейные обстоятельства стали известны остальным. Народ засудачил.
- Не повезло парню. Родители – алкаши.
- Зато им повезло. Вечно он с ними возится, лечит, кодирует, в больницы отправляет. Пьяницы - не пьяницы, но всегда чистые, аккуратные. Да и Петров у них мужик порядочный. Видно люди ничего себе. Но болезнь известная, российская.
- Надо же, у пропойц, такой парень хороший вырос. А у иных, нормальных, подонки ужасные получаются.

Посудачили и заглохли. А работа шла.

В выходной я поехала в клинику делать собаке прививку. Заняла очередь. Бомжеватого вида, но аккуратный пожилой мужчина показался мне знакомым. Пригляделась – Петрова отец, Николай Кузьмич, как всегда, под шофе. Старик суетился, звал врача. Я подошла.
- Что случилось?
- Собаку машина сбила, я подобрал прям на дороге. Срочно нужен хирург.
- Отец, а денег то у тебя хватит?
- Не знаю, дочка.
Кузьмич начал выворачивать карманы. Наскреб около 900 рублей. Обрадовался.
- Должно хватить. Тут разгружал кой–чего, была оказия. Винишка прикупил, но еще осталось.

Собака, по виду русская псовая борзая, жалобно плакала. Я вздохнула. Судя по собаке – перелом лап, 10 000 не меньше. Хорошо одетый мужчина, державший на руках безумно дорогого сервала, оглянулся на нас.

- Дочка, ну не бросать же было скотинку! - воскликнул Кузьмич. - Оно ж кричало на дороге. А все едут и едут, спешат. А тут душа живая гибнет. Клаве позвоню, у ней еще рублей 300 есть, счас принесет, на всякий случай.

Мужчина с сервалом отозвал меня:
- Вы его знаете?
- В соседнем доме живет, выпивает. Но жалостливый. И собака-то породистая, видно потеряшка. У него трехлапка жила. В 15 лет померла, овчарка. Тоже говорят, сбитую подобрал, а хозяева отказались.
- Понятно, - ответил мужчина с сервалом, и подошел на ресепшен.
- Слышите, зовите хирурга и примите деда со сбитой собакой. Счет составьте, я заплачу, а с него возьмите его деньги. Только не говорите ему, сколько стоит.
И хирурга позвали. Счет вытянул ровнёхонько 17 900. 900 рублей - Кузьмича, остальное – мужчины с сервалом – Игоря Владимировича. Я сделала прививку собаке и пошла домой. Кузьмич ждал возле операционной. Игорь Владимирович тоже собирался уезжать.

Долго ли коротко ли. Но псовая эта борзая начала гулять не далеко от нас, с вечно подвыпившим Кузьмичем, или его женой - Клавой. Прихрамывала.
- Здравствуйте Николай Кузмич.
- Здравствуй дочка.
- Смотрю, собака у вас осталась.
- Да нашел Саша хозяев. Но они отказались, сказали мол, для выставок теперь вряд ли подходит. Не нужна стала. Ничего, прокормимся. Сашка ей корму купил, специального, и витамины всякие. Ну я тут приработку нашел, консьержем дежурить. 12 000 платят. Все путем. Кирой назвали.

Занесло меня вновь в ту же клинику месяца через два. Приболел старый Жак. Мы заняли очередь. Сидим, ждем. Глядь, появился Кузьмич. На руках котенок, страшно смотреть, порезанный и обмазанный в смоле, знаете, крыши такой раньше покрывали, грели в "гудроноварилках". Николай Кузьмич очередь занял. Сидит, волнуется. Начал карманы выворачивать. Деньги считать. Мало видно вышло. Расстроился.
- Вот, у подростков отнял животного. Изверги проклятые, порезали , обварили. Гадство прямо.
- Не хватает только того, с сервалом, - сказал муж.
И закончить не успел. Раскрывается дверь, и заходит Игорь Владимирович, со своим Багратионом. И глазами в Кузьмича упирается. А тот копейки пересчитывает. С котейки кровь капает, и смола.
- Карма точно! – воскликнул Игорь Владимирович и побежал на ресепшен.
- Деда с котом примите, я заплачу, - кричит.
А тетка улыбается, мол не волнуйтесь Вы так, позову сейчас.
Кота отправили на операцию, Жака на осмотр, а Игорь Владимирович заплатил за Кузьмича с лихвой, купил что надо, и ушел. Кота Кузьмич назвал Кузей.

Петров работает себе, и работает, Кузьмич и Клава с борзой гуляют, та и хромать перестала. Кузя оброс шерстью, и на окне орет так, что соседи матерятся. Весна же.

А я с мужем пошла прикупить средства от клещей для наших зверей. Заходим, и видим Игоря Владимировича. Поздоровались.
- Кузьмича с животинкой не хватает, - засмеялся Игорь Владимирович.
- Сейчас придет, - улыбнулась я.
И открывается дверь. Заходит Кузьмич, пьяный в дрезину, едва на ногах держится, что-то в куртке замотано. И Клава с ним, тоже пьяненькая.
- Хирурга нам! - оба кричат.
- А что случилось? – спрашиваю.
- Вот, Клавка, у кошек уличных, птица выдрала! Потрепали его. А так хороший птиц, - говорит Кузьмич, и достает из под мокрой куртки, попугая ара.
Я села на стул. Муж вздохнул. Игорь Владимирович начал рыться в барсетке.
- Попугай-то домашний, - говорю. - Имя у него наверно есть. Интересно, какое? Карл, может?
Попугай поднял растрепанную голову, взглянул на меня и сказал: «Карма, Карма!»
- Карма, - вздохнул Игорь Владимирович, достал бумажник и пошел на ресепшен.
Кузьмич почесал в голове, и довольный заулыбался.
- Теперь, ежели чего, я сюда буду живность таскать, тута дешево…

А народ прозвал Петрова – "Петров и К". Ну, кончено: отец - Николай Кузьмич, мать – Клава, кот – Кузя, собака – Кира. Даже попугая зовут на букву К!

Игорь Владимирович клинику решил не менять, и оставил там свою визитку:
- Если придет дед, Николай Кузьмич, с каким либо животным, Вы звоните. Я все оплачу.

Никуда не денешься - карма…

(с)  Елена Андрияш

Картина дня

наверх