РЖАКА

187 353 подписчика

Свежие комментарии

Кидала...

Кидала...

Однажды к месту скопления южных торговцев на Крытом рынке Донецка подошёл древний дедуля и громко спросил первого встречного:
- Слышь, мил человек, а где тута по билетам латарейным машины «Волга», дають?
Шёл бурный 1990 год. Внешне казалось, что Советский Союз могуч как никогда, но это было обманчивое впечатление. Народ бился в конвульсиях всеобщего дефицита. С полок магазинов исчезали потребительские товары, из душ людей наивные социалистические ценности. Но у некоторых категорий граждан деньги были и много.
- Дед только что с печки слез, - отметили свидетели. - Из кармана мятая газетка торчит с таблицей розыгрыша всесоюзной вещевой лотереи.
Он тут же стал центром притяжения внимания шумных торговцев.
- Не каждый день живьём таких счастливчиков встретишь, кто машину выигрывал… - изумлялись зеваки.
- Да ещё, страшно подумать, «Волгу»! 
По простоте душевной дед, чуть не всем желающим давал билет потрогать и газетку, так что каждый мог убедиться:
- И впрямь «Волга».
Всякий торговец южными фруктами стремился поскорее заполучить машину, чтобы приехать на Кавказ с шиком и блеском. Каждый вился вокруг деда, как лиса вокруг головки сыра.
- На что тебе в деревне-то «Волга»? - уговаривали хитрые торговцы.

- Ваша правда! - соглашался дед. - Но бабка заругает…
Особенно усердствовали двое носатых мужчин в больших кепках, убеждая с характерным акцентом:
- И кто ж у тебя, дед, на ней, ездить будет?
В результате стихийного аукциона они с дедом тут же и сторговались, предварительно, обнюхав билет со всех сторон.
- Билет настоящий! - определили доморощенные специалисты.
- О чём вы ребятки? - божился обладатель счастливого билета. - Всё честь по чести, куплен у распространителя лотерей. Кто ж знал, что на него такое счастье выпадет?!
- Не первый день на свете живём... - согласились покупатели.
Ударили по рукам, в результате чего билет и газетка ушли в одни руки, а десять тысяч рублей в другие.
- О-го-го сколько денег! - наивно обрадовался он.
На предложение отметить сделку дед отказался:
- Старуха убьёть, ежели энта, ну-у...
- Ладно, хрен с ним, с дедом... - поспешили радостные обладатели выигрышного билета в сберкассу оформлять выигрыш.
Отдали билет контролерше. Та внимательно сверила по таблице и обрадовала:
- Поздравляю, есть выигрыш. Один рубль.
- Как! - ахнули обладатели выигрыша. - Как так рупь, когда у нас машина выиграна!
Они сунули в окошко дедову газетку. На что контролёрша веско заметила:
- Я знать ничего не знаю, у нас своя таблица есть, со штемпелем, и
нечего мне непонятно что совать…
- Машину давай! - вышли из себя горячие торговцы.
- А если тут кто буянить начнёт, - предупредила заведующая сберегательной кассы, подошедшая на шум, а то я щас милицию вызову!
С милицией не всем хотелось близко встречаться, так что незадачливые покупатели спешно ретировались.
- Будем искать деда! - мстительно решили они.
По слухам, подобная операция была успешно проведена и на других рынках Донецка.
- Только лотерейный билет продавал не кондовый дед, - собрали сведения милиционеры, - а забитый колхозник средних лет или очкастый интеллигент.
У одного из покупателей оказался родственник в милиции, и простимулированные следователи смогли вычислить аферистов.
- Никакого деда в природе не существует, его роль талантливо исполнил студент Николай Рябович, а придумал всё Олег Матвеев. 
Они учились в ветреной шахтёрской столице. Особых возможностей заработать, там не было.
- Не в шахту же идти, в самом деле? - мучился Рябович. - Нужно искать всякие возможности.
- Командировка в Болгарию красота! - однажды к нему пришёл однокурсник Матвеев и рассказал о поездке отца. - Какая-никакая, а заграница, валюта, местные красавицы, местная водка, ракия кажется?
- Вот бы туда поехать… 
Отец Олега помог им с оформлением заграничных паспортов, дело по тем временам невероятное. Он же организовал командировку на консервный завод под городком Селистра. Ехать пришлось поездом, с пересадкой в Москве.
- Главное, чтобы горючее имелось! - Матвеев вытащил из сумки бутылку водки. - А одну привезём болгарам в качестве подарка.
Русско-болгарская встреча проходила в кабинете директора консервного завода. На столе стояли телефон, эта бутылка водки и яблочко, порезанное на дольки.
- Он реально хочет встретить русских студентов одним яблочком?! - изумился хлебосольный Николай.
Налил хозяин три рюмки и взял одну. Гости взяли свои, слабо представляя, как можно бутылку с одним яблочком оприходовать.
- Нет, оно конечно можно, - выразительно сомневался Рябович, - но колбаска всё-таки привычнее.
Хозяин взял отрезанный кусок яблока, и русские последовали примеру. Он понимал по-русски, поэтому переводчик не требовался.
- Ну, - сказал директор, - за приезд!
Он поднёс рюмку ко рту, чтобы выпить, а оба студента уже осушили рюмки залпом, занюхали рукавом и откусили кусочек яблока.
- Откуда ж нам знать, - подумали они одновременно, - вынесут ещё закуски, или нет, а то сожрёшь всё, а потом пить совсем без закуси…
Болгарин поставил рюмку на стол, не выпив ни глотка. Затем, не отрывая взгляд от пустых рюмок гостей, взял трубку телефона и набрал номер. Что-то сказал по-болгарски. Налил гостям ещё по одной. В кабинете нарисовался главный инженер предприятия. Директор сказал:
- Поехали! - и опять поднёс рюмку ко рту.
Процедура у гостей повторилась - рюмка - рукав - кусочек яблока. Тут им крепко захорошело.
- После дороги, на голодный желудок без закуски хлопнуть пару рюмок не шутка… - подумал Рябович.
Болгарские хозяева о чём-то оживлённо разговаривали. Опять куда-то позвонили. Пришёл ещё загорелый наблюдатель. Процедура повторилась в третий раз. Только занюхивать они не стали.
- Третья пошла уже хорошо! - крякнул довольный Олег.
Бутылка была уже пустая. Яблочко так и не доедено. Директор сидел с полной рюмкой, так и не выпитой с первого раза. Рядом собрался весь персонал завода, заканчивая главным поваром.
- Они собрались посмотреть, как русские пьют водку… - поняли гости.
- Если вы так работаете, - удивлённо сказал болгарин, - как пьёте, то летом привозите к нам сотню работников.
Их доставили до гостиницы, а утром болгары привели в чувство и объяснили, что так у них водку не пьют:
- Только маленькими глотками, закусывая фруктами, в данном случае яблоком.
- А откуда ж нам это было знать? - скривился Николай.
- Где вы видели, чтоб у нас смаковали мелкими глотками «белую»? - поддержал его Матвеев. - Вот и я не видел…
После визита в дружескую Болгарию, которую называли шестнадцатой союзной республикой, поехал сводный отряд из студентов ВУЗов Донецка. Рябович, как организатор смог взять с собой жену.
- Мало у кого в стране будет такое свадебное путешествие! - хвастливо заявил он.
Колонна из пяти «Икарусов» выехала из спящего города рано утром. Ехали через Одессу и Кишинёв. Так как заграничных паспортов у туристов не было, на советской границе им выдали специальные вкладыши к гражданскому паспорту.
- Никогда не думала, - откровенно призналась Оксана, - что попаду за границу…
Её карие украинские глаза возбуждённо блестели, но после переезда в Румынию она заметно помрачнела.
- Какое убожество! - морщилась она. - Кругом обшарпанные, серые дома…
После правления Чаушеску страна представляла собой жалкое зрелище. Даже в Бухаресте, некогда красивейшем городе Европы глазу негде было остановиться. Студенты повеселели, лишь переехав величественный Дунай.
- Болгария радует обилием красок и чистотой! - отметил наблюдательный Олег.
Работали и жили они в сельскохозяйственном кооперативе при консервном заводе. Собирали богатый урожай абрикос.
- По-болгарски кейсия, - сообщил всем Николай. - Вкусные очень...
Абрикосы, размером больше напоминавшие зрелые персики, снились им после ещё долго. За хорошую работу русских студентов даже вывезли на выходных, на знаменитый черноморский курорт Альбена.
- Заграничная экзотика, воздух свободы и море! - ахали возбуждённые студенты.
Рябович с женой нежились на пляже, мимо сновали разносчики пиццы и денежные менялы.
- Тёпла пицца! - кричали коробейники и сразу до боли хотелось есть...
- Марки, франки, доллары... - веско говорили невиданные на родине молодчики, с толстыми пачками левов, болгарских денег в руках.
Нехотя они предлагали обменять деревянные деньги на картонные.
- Десять рублей к одному леву! - предложил один.
Менять Николаю было нечего. Самоуверенный меняла заметил серёжки Оксаны и предложил их продать.
- Дело в том, что в Болгарии тогда не хватало золота, - объяснили им знающие товарищи, - а серебро дешевле грязи…
Серёжки жены были позолоченные, подаренные женихом на свадьбу. Меняла принял их за золотые и захотел купить. Коля для вида колебался, будто расставался с неслыханной ценностью.
- Вещь дорогая! - несколько раз повторил он.
Болгарин, почуяв очевидную выгоду, нажимал с ленцой. Он предложил цену раза в три меньше реальной стоимости золота.
- Лох, - подумал о русском заграничный делец. - Все русские тугодумы!
- Сам ты лох! - эхом ответил будущий бизнесмен. - Не родился ещё такой болгарин...
Он ответил ценой, в два раза меньше рыночной, но в десятки раз большей, чем за подобную серебряную вещь.
- Точно лох! - уверился покупатель, и внимательно осмотрев клеймо, купил. - Перепродам и подниму в два раза...
- Дома за эти деньги куплю десяток... - ухарски решился Рябович. - Сделал я тебя!
Куча лёгких денег невероятно возбудила супругов. В кабинке для переодевания на другом конце пляжа они занялись неистовым сексом.
- Надо же, как это заводит! - восхитился он.
На вырученные деньги Коля купил несколько ярких, голландских пуховиков, которые выгодно продал дома.
- Вот попёрло! - обрадовался новорождённый спекулянт.
После возвращения на родину они продали их и на вырученные деньги безбедно жили полгода. Зато потом начались неприятности. Время было не спокойное в плане любителей поделить чужую собственность где-нибудь на тёмной алее.
- Ты ночью лучше по городу не ходи! - предупредил товарища Матвеев.
Он лет пять серьёзно занимался нунчаками и спортивным мордобоем в спортивной секции. 
- Научи меня! - насмотревшись на его тренировки, Николай тоже решил освоить нунчаки, как модное средство самообороны.
Олег честно предупредил, что реально их применить товарищ сможет только после года тренировок.
- Вещь эта в неопытных руках больше опасна для того, кто ей размахивает, - назидательно сказал учитель.
Рябович выслушивал все советы весьма снисходительно. Месяца за два кое-какие приёмы и перехваты он выучил и даже бойко их исполнял.
- Тоже мне сложная наука! - насмешливо думал он.
Вечером, в начале марта, Николай шёл спокойно домой. Нунчаки у него были в рукаве на всякий случай. Недалеко от дома подвалили к нему трое граждан позарившихся на его кожаную куртку и новые кроссовки.
- Не по чину прикид! - предложили они сдать всё добровольно вместе с наличностью.
Рябович понял, что не зря тренировался и палки с собой таскал. Резко от них отпрыгнул, в прыжке нунчаки выхватил и сделал красивый перехват, только во время перехвата неловко попал он себе по затылку и выключился.
- Ты смотри, какой Брюс Ли! - удивились лихие разбойники.
Очнулся Николай примерно через полчаса - без нунчак, денег, часов, в одних трусах. Ребята добрыми оказались. Поскольку всю работу он сделал за них, то бесчувственное тело не пинали и даже  перенесли на лавочку.
- Чтобы не замёрз… - душевно рассудили налётчики.
После потери одежды и последних сбережений Рябович загрустил:
- Как теперь жить?
Он поделился горем с Матвеевым.
- Есть у меня идея! - обнадёжил он товарища. - Только не совсем законная…
- Да мне уже всё равно, - сказал Николай, - лишь бы деньги были!
Шальные деньги навсегда изменили его. Он привык жить красиво, ни в чём себя не отказывая, поэтому легко согласился на авантюру с лотерейным билетом. 
- Билет-то у него был настоящий, - потом долго удивлялись милиционеры, когда поняли суть изящной операции, - а вот газетка...
 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх