РЖАКА

187 242 подписчика

Свежие комментарии

  • Аурелия
    Можно просто написать, что напоминать, если не все знаютУБИЙ? (Совсем не ...
  • Аурелия
    Я тоже помню из детства, что мне пытались этот язык всучить во время застолья - это же был деликатес. Про осетрину мо...Рассматриваю еду,...
  • саша дмитренко
    интереснее  что  случайно  показали  магазин  с пустыми  полками))Рассматриваю еду,...

Заложница...

   Заложница...

 

   

  «Да иди, иди! Кому ты нужен?!» – эти слова до сих пор звенели в ушах у Петра: высокого, широкоплечего, с русыми волосами  тридцатилетнего мужчины.
А кричала в спину жена, с которой он прожил сумасшедший год и  недавно развелся. Детьми обзавестись не успели, зато жена успела изменить.

 « Хватит с меня этой пустой и никчемной жизни. Путана!» – злился Петр, открывая дверь двухкомнатной, когда-то еще бабушкиной квартиры.
Петр огляделся... жить можно. Пора было обустраиваться.

С лестничной площадки послышался шум и чьи-то чертыхания. У соседней двери стояла  высокая белокурая девушка, на вид лет двадцати трех, и тщетно пыталась открыть замок.
 – Вам помочь? – предложил Петр.
Девушка  искоса  взглянула на него, капризно дернула плечиками  и не сразу ответила:
 – Пожалуй!
С замком пришлось повозиться.
 – Простите, вы родственница Филипповны?– уточнил он  на всякий случай.
 – Нет! Я сняла эту квартиру. Еще вопросы будут?– раздраженно переспросила незнакомка.
Наконец замок подался.
 – Ну, если только узнать ваше имя.
 – Это ни к чему. Пока!– девушка подхватила огромную вещевую сумку, волоком потащила в квартиру и резко захлопнула за собой дверь.


«Однако»...– подумал Петр. От этой встречи остался неприятный осадок.
«Все они такие!» – зло подытожил Петр и вошел к себе.
Вот-вот в городе объявят карантин в связи с коронавирусом. Пока с трудом представлялась эта новая жизнь в период самоизоляции.

На следующий день Петр вышел в магазин. У подъезда окликнула знакомая женщина.
 – Петя! Вернулся? Как тебе твоя новая соседка?
 – Какая?
 – Да красавица эта – путана!   
Невольно переспросил:–Почему путана?
 – Так мне Филипповна сама доложила, мол очередной путане квартиру сдала.

 – Возвращаясь из магазина, Петр поднялся на свой седьмой этаж, откуда раздавался вой белуги. Неприветливая девушка стояла у своей двери и ревела в голос. На мужчину ноль внимания. Сосед послушал рулады и пошел к себе.

 – Дверь откройте!–крикнула девушка.
 – Давайте ключи.
 – Нету!!!–Ук–ра–а–а–ли! Поехала к подруге, за ноутбуком, а на остановке сумочку выхватил какой-то парень и убежал! А там всё: ключи, телефон, карточка! Хорошо хоть паспорт дома оставила.

Соседка возмущалась так, словно виноват в этом был Петр. К этой белокурой красавице подспудно нарастало непонятное раздражение.
  – В полицию заявили?
  – С утра пойду. Я район не знаю.

Петр нашел у себя инструменты, долго провозился, но дверь открыл. Соседка не поблагодарив, не попрощавшись, впорхнула в квартиру продолжать плакать. «Одно слово–путана!»–мелькнула мысль.

Утро началось с первого дня самоизоляции. Часов в восемь его разбудил настойчивый  стук в стену. Пришлось выйти, позвонить соседке.
 – Это вы?–спросили с той стороны.
 – Я. Кроме меня на площадке никого нет. У вас комната угловая, над вами крыша, под вами соседи в деревню уехали. Что случилось?
 – У меня замок заклинило, не могу выйти.
 
Вздохнув, Петр снова принялся за дело, но на этот раз замок не подавался. Заклинило основательно.

 – Ну сделайте же что нибудь!– опять прозвучали капризные нотки.
«Да какого черта?!» – возмутился про себя Петр.
 – Вам придется дождаться квартирную хозяйку и решить с ней все вопросы.
 – Она не придет! Я заплатила ей за три месяца вперед и просила не беспокоить.
 – Ну позвоните кому нибудь!
 – У меня нет телефона.
 – Ничем не могу помочь! Надо купить новый замок, но строительные магазины с сегодняшнего дня не работают – на карантине.
 – Как уже?! – ахнула она.
 – А вы не в курсе? Включите телевизор хотя бы!
 – Он не работает!

«Да, ситуация,– Петр невольно улыбнулся,–Попалась птичка!»
 – Кстати, как у вас насчет еды? Или холодильник тоже не работает?
 – Работает. Пока есть.
 – Тогда отдыхайте...от работы.– не удержался от укола Петр и ушел к себе.
«Пусть сидит, путана, перевоспитывается.» – решил он.

На следующий день стук в стену снова пригласил его на площадку.
  – Опять сложности?–спросил он, обращаясь к двери пленницы.
  – Нет, просто скучно. Поговорить захотелось.
  – Извините, у меня дела. Я работаю на удаленке.
  – Кем?
  – Менеджером среднего звена. – непонятно ответил он, не вдаваясь в подробности.
  – А у нас на удаленке нельзя! Нам с клиентами личный контакт нужен.

«Ничего себе откровенность! Вот почему она переживала что ноутбук не успела захватить! Развлекалась бы!» – ужаснулся Петр. Противно стало.
 – До свидания!
 – Эй! А как вас зовут хоть?
 – Петр.
И тут за дверью раздался заливистый хохот.
 – И что тут смешного?
 – А меня Анной! Ну как же – Петька и Анка!
 – Ладно, Анка –пулеметчица!– засмеялся и Петр,– если что понадобится, дай знать...очередью в стену.


С этого  дня  перешли на ты. Общаться стало легче. Петр освободил свой  балкон от ненужных вещей. Отсюда  до окна  затворницы было  рукой подать, вернее удочкой:  цеплял на крючок пакет с сухим пайком, та в окошко благодарно принимала. Не привередничала, не капризничала. «Перевоспитывается.» – радовался Петр. Так же переехали к ней стопки книг. Читала много.

Смотрели с седьмого этажа, не оживает ли город.
 – Ой, смотри, смотри, человек идет! – радовалась из окошка  Анка,– а все на него с балконов смотрят. Завидуют.
 – И с крыш смотрят. – пошутил Петр.
 – Снайперы?! – испугалась Анка.

С ней ему было легко и радостно, но одно не давало Петру покоя...
Не выдержал как-то, спросил:
 – И тебя  устраивает  твоя  работа?
 – А что делать? Жить-то надо! Я в провинции у тетки жила. А тут подруга  устроилась, меня пригласила. Два месяца у нее жила, теперь накопила,  квартиру сняла. Она не была еще здесь. И позвонить не сможет. Жаль, я только по карьерной  лестнице подниматься стала. И тут –карантин!

 – Прости, это как?
 – Ну, сначала меня к клиентам и близко не подпускали, опыта мало было. Учили как клиентов привлекать: выдадут кучу визиток, вот и хожу по улицам...Как увижу мужчину, выходящего из дорогой машины, да в костюме крутом, в шмотках трендовых, сразу к нему:«Мы можем вам пригодиться!»
 – Звонили потом?
 – А то: и звонили, и приходили, и друзьям советовали!
 – Ясно... Скучаешь по работе?
 – Пока нет. Отдохнуть не мешает. А то бывает такие привереды попадаются, не угодишь. Все нервы истрепят!

Анка еще что-то рассказывала о работе, но сосед слушал невнимательно. С него хватило одного слова–"клиенты", от которого резко застучало в висках.
«Выкормлю и выпущу!»–разозлился Петр.

А через неделю Анка предложила готовить нормальную еду. Увлеклась выпечкой. Петр доставлял в окошко продукты, назад забирал судки с готовой и вкусной едой.
Квартирантка без дела не сидела: докладывала что вымыла до блеска всю квартиру, постирала шторы. «Исправляется путана»,– тихо радовался сосед поневоле. Предложил свой телефон, она отказалась: ни одного номера вспомнить не могла. «Ой, горе луковое!» –вздохнул Петр.


Не успели оглянуться, как наступил май. Петр уже многое знал о соседке. Выносил на балкон музыкальные  колонки – развлекал. Покупал её любимый  зефир в шоколаде, фрукты – баловал. Та ругала его за растрату, чувствовала себя неловко, но при очередном его появлении на балконе, не могла скрыть радость. Да и он к ней привык, нравилась она ему своей легкостью и каким-то детским озорством. О ее работе пытался не вспоминать.

Наступил Великий праздник–9 мая! Легкий стук в окошко разбудил Анку. На этот раз  к удочке были привязаны воздушные шары. "Как-то утром на рассвете"... – доносилась с балкона задорная "Смуглянка".

Анна взялась печь праздничный пирог, Петр привычно засел за ноутбук.
И тут ему на глаза попался странный ролик. Он так и не понял, что это за шутка, переписал на бумажку текст...
 – Анка!–крикнул он в окно распахнутое в праздник.
 – Я здесь!
 – Слушай весточку с воли!

О дальнейших мерах по нераспространению вирусной инфекции
"Приказ. В связи с вынужденным продлением работы вахт до 2,5 месяцев, в целях поддержания рабочего настроя и благоприятного мужского тонуса, организовать доставку в вахтовые поселки девушек не старше 35 лет..."

Вон куда твоих коллег сослали, на буровую,–проинформировал Петр.

 –Ну а что? У буровиков работа тяжелая, грязная. Только ведь робу и постирать можно, зачем же сразу в химчистку? Дорого!–посочувствовала Анка.
 – А при чем здесь химчистка?!
 – Ты же сказал-коллег моих!
 – Так ты где работаешь?!
 – Я же тебе рассказывала–в химчистке.
 – Где?!..А клиенты, это кто?!
 – Заказчики. А что?
Ничего не ответив, Петр опустился на балкон в гомерическом хохоте!

Вскоре нашел в соседнем доме слесаря, тот подсуетился и  нашел новый замок.
А еще через час, дверь соседки была готова выпустить затворницу на свободу.
 – УРА!– верещала она от радости
Воссоединение произошло!

Вечером накрыли стол в квартире Петра и смотрели с балкона долгожданный  праздничный салют.
 – Уррр-а-а-а!– восторженно кричали они летающим звездам.
 – УРРР-А-А-А!–радостно поддерживал весь город.

Казалось, что разноцветные яркие букеты сыпятся прямо на дом. Когда   взрывающиеся огни  летели вниз, то создавалось странное и жутковатое ощущение, что это люди летят им навстречу – туда, в никуда, в далекий и загадочный космос! Анна замирала от красоты и ужаса: такого  она еще не испытывала!

  –УРРР-А-А!–неслось из самой глубины души и она с восхищением смотрела на Петра  глазами полными слез, в которых отражались разноцветные искры салюта.
Давно Петру не было так хорошо и радостно! И он знал почему. Знала это и Анна.
 – Я не могу без тебя, Петька! Мы теперь с тобой в одной тачанке? Да?!– задыхаясь от восторга спросила  она.
 – Прикормил?– улыбнулся Петр.
 – Нет. При-лю-би-и-ил!!!–закричала Анка.
 – Ах, ты  мой "Стокгольмский синдром!"– засмеялся он и не мог наглядеться на эти широко расставленные серые глаза, светившиеся непередаваемой нежностью.
Салют закончился, а они так и стояли обнявшись, всматриваясь в огни ночного города...

 – Слушай, Анка, а почему ты меня тогда сразу в штыки приняла?
 – Подруга посоветовала, мол, в большом городе живешь, не вздумай улыбаться всем подряд, за путану примут! Теперь можно?
 – Мне можно! Улыбайся!

Они не знали, что их ждет завтра, в этом цветущем мае 2020-го, как не знал никто в мире. Знали только одно, что проснутся вдвоем и счастливыми!

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх