На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

РЖАКА

187 532 подписчика

Свежие комментарии

  • Элеонора Коган
    И родители тоже поняли, что были неправы, уделяя внимание малышу Тёме.Петька
  • Элеонора Коган
    Хороший рассказ о том, как пёс Джери-Лохмач помог Пете в трудную минуту и не бросил его.Петька
  • Элеонора Коган
    У меня тоже был такой фильмоскоп. Помню хорошо.Ода советскому фи...

Архан

Ласточкиными гнёздами рассыпаны по горам Кавказа большие и малые селения. Жизнь в них веками течёт размеренно, без суеты. Веками гонят по склонам пастухи бесчисленные стада овец. Рядом с ними их верные помощники – пастушьи собаки…

Ранним утром старый Архан лежал у порога дома, ожидая, когда выйдет хозяин.

Середина мая – пора выгона овец на горные пастбища. Его ждёт работа, которую он любил.

Во двор вышел мужчина в чабанской бурке, подошёл к Архану, тот стал подниматься.

– Лежи, лежи Архан. Прости, но твоя работа теперь – дом охранять.

Он потрепал мозолистой рукой Архана за ухом, посмотрел в подслеповатые глаза старого пса, вздохнул, и быстрым шагом ушёл со двора.

Приказ хозяина – закон. Архан лежал у порога, слышал далёкий лай собак и команды пастухов, по его телу пробегала волна нетерпения. Хотелось подняться, побежать, гнать глупых овец, вечно пытающихся куда-то сбежать.

Глаза его почти не видели, но он чуял все их движения, слышал жалобное блеяние дурного молодняка. Там, в горах, рядом с хозяином и стадом, была вся его жизнь...

Пробежал май, лёгкой походкой пришёл июнь. В гости к Самире приехал из города брат с племянницей. Архан радостно встретил их, виляя пышным хвостом и улыбаясь во всю пасть.

– Жив ещё, бродяга, скрипишь, – поздоровался с ним Карим.

Из дома выбежала худенькая женщина, радостно воскликнула:

– Карим, братик, как же так, ничего не сказал, я ж не готовила ничего, – корила она брата, – Айша, хоть бы ты намекнула тёте, – обняла она смеющуюся девочку лет девяти.

– Я ему говорила, тётя Самира, а он сказал, что ты сюрпризы любишь.

– А это что у тебя? – спросила тётя у девочки, указывая на небольшую корзинку в её руках.

– Котята, – радостно воскликнула Айша, приподнимая краешек платка, которым была накрыта корзинка.

На дне её сладко спали три маленьких котёнка: два сереньких и один бело-рыже-чёрный.

– Котята? – вопросительно взглянула Самира на брата.

– Котята. Ты же сама мне говорила, что у вас с кошками дефицит, то ли не приживаются, то ли загадочно исчезают.

– Да ну тебя, придумаешь тоже. Не исчезают, просто своих мало осталось, а чужие в наши горы не прибегают, – засмеялась она.

Пока хозяйка и гости разговаривали, Архан сунул свой большой нос в корзину, понюхал котят и громко чихнул.

– Ой, – испугано вскрикнула Айша, – фу, Архан.

Котята проснулись, замяукали и начали вылезать из корзины.

– Поставь корзинку, Айша, пусть котята выходят. Им в туалет надо, заодно с двором познакомятся.

– Архан не тронет их? – спросила девочка.

– Никогда. Он умный и мудрый, – успокоила её Самира.

– Ладно, женщины, хватит болтать, мужчина с дороги кушать хочет, – с шутливой строгостью напомнил о себе Карим.

– Архан, пасти, – указала Самира псу на котят, и пошла с гостями в дом.

Огромный кавказец посмотрел на мелких, увидев лишь их нечёткие очертания, мячиками скачущие по двору. «Работа, любимая работа», – подумал он, и занялся делом.

Архан работал с котятами по тому же принципу, что и с овцами: «Шаг влево, шаг вправо – побег!». Один из мелких направился исследовать хлев, услышал там какие-то странные звуки, выгнул спину и зашипел.

Вдруг над его головой раздался тихий рокот. Котёнок поднял глаза и ужаснулся: над его маленьким ушком нависла страшная пасть с приподнятой губой и пожелтевшим, но просто огромным клыком.

Быстро описавшись, мелкий любопытник резко свистанул к корзинке, куда вихрем залетел, и даже платок лапой натянул. Такая же участь постигла двух его родственников.

Когда Айша выбежала во двор, котята мирно сидели в корзинке, подглядывая в щели за огромным чудовищем, рядом лежал Архан.

Карим пробыл у сестры три дня, оставил Айшу на месяц, и отбыл домой. Девочка обожала проводить летние каникулы у тёти. Ей нравились нависающие друг над другом дома, добрые люди, которые обязательно норовили угостить её чем-нибудь вкусненьким.

Любила она и горы, восхищаясь их величием. Айше казалось, что они, как большие корабли, плывут над селением Самиры.

Месяц прошёл, и папа вернулся за ребёнком. Айша, не желавшая так рано уезжать от тёти, решилась на отчаянный поступок. Пока брат с сестрой делились новостями, она собрала котят в корзинку, схватила бутылку молока и лепёшку, и помчалась в свой потайной уголок.

Там, за аулом, в узенькой расщелине, густо поросшей кустарником, была у неё крохотная пещерка.

Архан проводил девочку взглядом, поводя носом по воздуху. «Непорядок, – подумал пёс, – подопечные не должны разбегаться. И погода портится, надо всех в укрытие сгонять». Поднялся, отряхнулся, и потрусил за беглянкой с корзинкой.

Погода в горах меняется стремительно: вот только что светило солнце, а уже висит над головой чёрная туча и молнии сверкают.

Карим, заметив, как потемнело на улице, спросил:

– Самира, а где Айша?

– Во дворе, с котятами игралась, – ответила сестра.

Оба выбежали во двор: ни Айши, ни котят, ни Архана...

На сухой глинистой почве следов почти не видно, но Карим понял, что девочка и собака побежали в одном направлении. Он попросил сестру быть дома, а сам отправился на поиски дочки.

У края села небо тяжело вздохнуло громовым раскатом и щедро обрушило на Карима холодные потоки воды. За сплошной стеной дождя не было видно дороги и той расщелины, куда так любила бегать Айша.

Карим знал о тайном месте дочки. Прошлым летом он нашёл её там заплаканную. Девочка увидела, как погиб щенок, не успевший вовремя убраться с пути стада.

Протирая лицо мокрым подолом футболки, Карим продвигался к расщелине. Практически скатившись на её дно, он продрался через кусты к убежищу дочери. И ничего не увидел: вход в пещерку закрывала какая-то мокрая волосатая шкура.

Мужчина сел рядом и громко сказал, стараясь перекрыть шум дождя:

– Молодец, Архан!

Ответом ему было лёгкое пофыркивание.

– Ну, да, овечки глупые, что с них взять, – улыбался Карим.

Он понимал, что пёс, закрыв своим телом вход в пещерку, не дал воде залить её. Дочь могла растеряться, и точно бы не справилась с потоками воды. Ему страшно было подумать, чем бы всё закончилось.

– Пап, мне уже не страшно, – услышал он голос дочери.

– Айша, домой надо идти, зальёт нас тут, – крикнул он дочке.

По тропинке, прокладывая путь сквозь потоки дождя и сверкание молний, медленно шёл мужчина. У него на плечах, крепко обхватив руками за шею, сидела девочка. Длинная футболка, тщательно заправленная в джинсы, выпирала неровным шаром, постоянно меняющим свои очертания.

За ним трусил большой мокрый пёс, слепо щурившийся на большую тень впереди и несущий в зубах пустую корзинку.

Они ввалились в дом мокрой гурьбой. Самира захлопотала над Айшей, Карим вытряхнул из футболки котят, Архан поставил корзину и отряхнулся.

– Освежающе. Спасибо, Архан, а то я вспотел весь, пока их донёс, – засмеялся Карим.

Утром Карим уезжал домой один, твёрдо договорившись с дочкой, что приедет через две недели, и она не будет сбегать. Остановившись у машины, мужчина присел рядом с псом, провожавшим его:

– Ну, а у тебя, как всегда, работа продолжается. Вон, бегут твои глупые овечки с задранными хвостами. Ох, и намаешься ты с ними, – он обнял собаку, шепнув ей на ухо: – отдельное спасибо за дочь!

Автор ГАЛИНА ВОЛКОВА 

Картина дня

наверх